Вид на Корабельную сторону с Малахова кургана. Конец XIX — начало XX века

Возвращение из забвения: Церковь во имя святого Митрофана Воронежского на Корабельной стороне

В 1859 году (по другим источникам, в конце 60-х годов XIX столетия) взамен разобранной Владимирской церкви Морское ведомство выстроило новый храм. 

Его освятили во имя святого Митрофана Воронежского, одного из покровителей военно-морских сил России.

Продолжение. Начало в № 2 (34): Возвращение из забвения: Церковь во имя святого Владимира на Корабельной стороне

Владыко Митрофан являлся духовным наставником Петра I, благословил его на заведение флота и неоднократно жаловал средства на кораблестроение и «ратных людей». Ввиду преемственности в новый храм передали образа, книги и церковную утварь Владимирской церкви.

 Митрофановская церковь была одноярусная, со стрельчатыми окнами, одноглавая, вместимостью до 200 человек. С южной стороны, под одной крышей с певческой, находилась колокольня с семью колоколами. Приход состоял из военнослужащих, рабочих верфей и доков. В 1913 году, по высочайшему повелению государя императора, будучи ранее приписной к Адмиралтейскому собору, стала самостоятельной и получила наименование «Севастопольская портовая Свято-Митрофаниевская церковь».

В 1886 году в притворе церкви случился пожар, но из-за отсутствия средств долгое время невозможно было произвести капитальный ремонт. И только в 1899 году на пожертвования прихожан и пособие от казны ремонт осуществили. Руководил ремонтными работами ктитор Митрофановской церкви Ф. Г. Яновский, капитан Севастопольского порта, член правления Морского потребительского общества. Церковь преобразилась внешне, изменилась и внутренняя отделка.

Архивные документы сохранили имена священников, служивших в Митрофановской церкви. Основным местом службы являлся Адмиралтейский собор, откуда их направляли не только в придельные церкви, но и на корабли Черноморского флота. Александр Миловидов и Иоанн Комарницкий были одними из первых.

В 1906 году настоятелем храма стал протоиерей Евлампий Васильевич Якиманский. Он входил в Совет церковного братства при церкви морского ведомства в Севастополе, занимался преподавательской деятельностью в Портовой ремесленной школе и начальном городском училище. С 1913 года настоятель — священник линейного корабля «Георгий Победоносец» Михаил Константинович Чефранов, периодически возвращавшийся к исполнению обязанностей флотского священника. Известен случай, когда его некоторое время заменял в Митрофановской церкви прибывший из Алеутской епархии (США) священник Феофан Букетов. М. К. Чефранов был расстрелян в ночь с 19 на 20 декабря 1917 года революционными матросами.

Его сменил священник линейного корабля «Пантелеймон» Иван Кузьмич Хорошунов, служивший в Митрофановской церкви почти до её ликвидации. Временно на штат храма после закрытия в 1924 году церкви Брестского полка во имя святителя Николая Чудотворца были приняты протоиерей Феодосий Филиппович Станкевич и дьякон Дмитрий Георгиевич Ревенко. В 1926 году протоиерей И. К. Хорошунов и дьякон Н. П. Тихомиров выбыли из церковной двадцатки, а Ф. Ф.Станкевич и Д. Г. Ревенко продолжали служить в Митрофановской церкви. Вместе с ними служил в 1925–1927 годах настоятель закрытой ранее Феодосиевской церкви протоиерей Леонид Завадовский.

С окончательным установлением советской власти в Севастополе приступили к исполнению декретов ВЦИК РСФСР, в том числе «Об изъятии церковных ценностей для нужд голодающих». Приходской совет Митрофановской церкви в марте 1922 года добровольно передал в помощь голодающим собранные прихожанами 170 тысяч рублей и некоторые предметы церковной утвари. Через месяц комиссия Севрика дополнительно изъяла большое количество церковной утвари и культовых предметов. В ноябре этого же года был заключён договор о передаче здания Митрофановского храма и богослужебных предметов в бесплатное пользование религиозной общине, которая в это время насчитывала 112 человек.

Но несмотря на заключённый договор вопрос о закрытии Митрофановской церкви, принадлежавшей военному ведомству, был поднят уже в начале 1923 года. Была ещё одна причина. В сложившейся обстановке обновленческого раскола в начале 20-х годов ХХ века священнослужители и прихожане Митрофановской церкви не изменили догматам апостольской церкви. На общем собрании религиозной общины 29 июля 1923 года были отвергнуты взгляды Российского поместного собора в Москве в весенней сессии 1923 года, особо подчёркивалось, что они противоречат исповеданию канонов христианской религии. Собрание постановило объединиться в совершенно самостоятельную общину соборно-апостольской церкви греко-российского христианского вероисповедания при Митрофановской церкви и часовне Федоровской Божьей Матери. Совершенно очевидно, что религиозная община придерживалась «тихоновского» направления, непримиримо относившегося к советской власти.

В июне 1926 года протоиерей И. К. Хорошунов был арестован. Следственные органы заинтересовал его наперсный крест с частичками мощей Серафима Саровского. При Севастопольском отделе ГПУ была создана специальная экспертная комиссия, в которую вошли государственный эксперт доктор Невский, химик Сушицкий, естествовед Астерман, заведующий церковным столом Севрика Быков, представители прихожан и духовенства.

Крест вскрыли, находившиеся в нём пять хрупких пористых кусочков кости тщательно изучили. Комиссия пришла к выводу, что это фрагменты одной кости. Что искала такая представительная комиссия внутри наперсного креста священника? Это так и осталось неразгаданной тайной событий первых лет советской власти в Севастополе. В 1927 году Иван Кузьмич Хорошунов был выслан в Соловецкий лагерь особого назначения на три года за «контрреволюционную деятельность» с «поражением в правах» тоже на три года.

В 1928 году Президиум КрымЦИКа вынес постановление о закрытии церкви и передаче её здания под клуб госпиталя. Верующие не согласились с таким решением и оспорили его сначала в Центральной комиссии по делам культа Президиума ЦИКа Крымской АССР, а затем во ВЦИК СССР. В жалобе указывалось, что церковь существует 60 лет, ей принадлежит значительный участок земли, постройки, которые в настоящее время пустуют. Прихожане просили забрать землю, но оставить небольшую по своим размерам церковь (82х13 м) и колокольню (9х6 м). Они ссылались на циркуляр НКЮ от 23 апреля 1924 года (здания, занятые гражданами для отправления религиозных потребностей, не могут быть снесены и использованы для других надобностей), а также на то, что советское законодательство гарантирует полную и всестороннюю веротерпимость и безусловную свободу религиозных культов.

Ликвидация Митрофановской церкви была временно приостановлена до принятия окончательного решения ВЦИК, и ещё в течение года прихожане имели возможность молиться в помещении своей церкви. Но всё же Президиум ВЦИК отклонил жалобу верующих, постановление КрымЦИКа вступило в законную силу. 5 июня 1929 года церковь передали морскому госпиталю под клуб. Во время Великой Отечественной войны здание Митрофановской церкви было разрушено.

В начале 1990-х годов сохранившийся первый ярус колокольни был использован в качестве часовни, где проводились службы. Позднее выполнена алтарная пристройка, и с 1997 года часовня переоборудована в храм, вновь освящённый во имя святителя Митрофана Воронежского.

Церковь во имя святого Митрофана Воронежского. Севастополь, 2007. Фото Ирины Шпаковой

История Митрофановской церкви неразрывно связана ещё с одним интересным сакральным зданием на Корабельной стороне — часовней иконы Федоровской Божьей матери.

(Продолжение следует)

Ирина ШПАКОВА, историк-архивист

Материал по теме: «…церковь красиво будет возвышаться над бухтою»