На фото: Августейшее семейство в дни празднования 300-летия дома Романовых.

Возвращение из забвения: Часовня иконы Фёдоровской Божьей Матери в Севастополе

В начале второго десятилетия ХХ века Российская империя собиралась тожественно отметить 300-летие восшествия на престол династии Романовых. Не остался в стороне и Севастополь — здесь тоже готовились к этой знаменательной дате.

Старинное фото из фондов Ливадийского дворца-музея

Ктитор Митрофановской церкви Николай Васильевич Ратьков, капитан 2 ранга, старший помощник капитана порта, инициировал в 1911 году строительство часовни на Корабельной стороне. Он предложил возвести её на месте, где ранее находился Владимирский храм.

По замыслу Н. В. Ратькова, часовня должна была увековечить не только место расположения святилища, но и приближающееся значительное для России событие — 300-летие царствования дома Романовых. Проект, одобренный Академией художеств, разработал севастопольский инженер-строитель Павел Фёдорович Абрамов. Н. В. Ратьков представил на рассмотрение главному командиру Севастопольского порта, начальнику гарнизона Севастополя вице-адмиралу Ивану Фёдоровичу Бострему вариант воззвания к жителям Севастополя, военнослужащим Черноморского флота и Севастопольского гарнизона. Идея ему понравилась. На совещании по вопросу возведения часовни наметили состав строительной комиссии. Однако вследствие разногласий место строительства определили не сразу.

Вице-адмирал И. Ф. Бострем подал рапорт Морскому министру с просьбой о ходатайстве перед императором об открытии подписки для сбора средств на сооружение часовни. Позже о высочайшем соизволении Главный морской штаб уведомил штаб Севастопольского порта. На очередном совещании в конце ноября 1911 года вице-адмирал Владимир Симонович Сарнавский, сменивший к этому времени на посту главного командира И. Ф. Бострема, провёл голосование. 35 человек проголосовали «за» и 1 — «против», предложивший воздвигнуть полноценный храм. Однако большинством голосов было принято решение о строительстве часовни.

Комитет по строительству возглавил вице-адмирал В. С. Сарнавский, товарищем председателя избрали градоначальника генерал-майора Сергея Карловича Кульстрема, секретарём — капитана 2 ранга Н. В. Ратькова. В комитет вошли представители от действующего флота, береговых частей, крепости, городской думы, епархиального и военно-морского духовенства и других ведомств и обществ. Из комитета выделили пять человек, образовавших строительную комиссию. 30 декабря 1911 года состоялось первое заседание комитета, а 14 января 1912 года комитет по сооружению часовни на Корабельной стороне в память 300-летия дома Романовых объявил о начале работ. Постановлением думы было отведено место на Владимирской площади (совр. пл. Ластовая) Корабельной стороны.

Читайте по теме: Возвращение из забвения: Церковь во имя святого Владимира на Корабельной стороне

Рисунок из журнала «Новая иллюстрация», 1913

Городское управление постоянно оказывало помощь, в том числе и материальную. Но в основном строительство осуществлялось за счёт пожертвований военнослужащих флота, гарнизона, порта и гражданского населения. Не всегда они выражались в денежном эквиваленте. По имеющимся сведениям, инженер-технолог Д. И. Свечников и потомственный почётный гражданин Г. М. Сидоров даровали строительному комитету бронзовую люстру художественной работы стоимостью 500 рублей.

В день рождения императора Николая II, 6 мая 1912 года, на Владимирской площади, в обстановке необычайной торжественности состоялась закладка часовни. Этому предшествовала литургия в Митрофановской церкви, которую провели преосвященный Феофан, епископ Таврический и Симферопольский, настоятель Херсонесского монастыря епископ Иннокентий, настоятели соборов: Покровского Владимир Баженов, Адмиралтейского Роман Медведь и Митрофановской церкви Евлампий Якиманский.

По окончании литургии духовенство и все собравшиеся на молебен крестным ходом направились к месту закладки часовни. На торжествах присутствовали градоначальник генерал-майор С. К. Кульстрем, представители городского управления, военного и морского ведомств, духовенство, а также консулы Франции Л. Ге, Великобритании Д. Лауден, Турции И. Хакки-бей, Греции П. Апосталиди и Италии А.Мошетти. Во время церемонии над площадью звучала музыка в исполнении оркестров портовых музыкантов, севастопольской крепостной артиллерии, городского шестиклассного училища, училища им. генерала Менькова и трубачей 13-й артиллерийской бригады.

Окончание работ завершилось военным парадом и салютом. В этот же день министрам Морскому, Военному, Внутренних дел были направлены в С.-Петербург телеграммы о произошедшем событии.

В начале марта 1913 года в Севастополь вернулся крест, снятый с купола Владимирской церкви французскими войсками, покидавшими город в 1856 году. Его отреставрировали и выставили в Митрофановской церкви, а 14 марта, в день восшествия на престол первого из Романовых — Михаила Фёдоровича, торжественно подняли и установили на куполе часовни.

Интересную заметку о найденной коллекции русских медных монет разного достоинства и времени чеканки опубликовала в апреле 1913 года газета «Крымский вестник». «Клад» обнаружили на месте разобранного фундамента одной из казарм 37-го флотского экипажа во время земляных работ по благоустройству Владимирской площади. Некогда пустынная, а ныне украшенная храмовым зданием и сквером, она стала излюбленным местом прогулок молодёжи.

Каменная прямоугольная часовня, увенчанная позолоченным крестом с двенадцатью сияниями, была выдержана в русском стиле. Высота от основания до купола составляла 12 саженей (25,5 м). На четырёх выступающих углах перед куполом были установлены отлитые в севастопольском порту бронзовые пятнадцатипудовые двуглавые орлы — символ российского самодержавия. Во внутреннем помещении устроен роскошный дубовый иконостас, окаймлённый большой дубовой лентой с гравировкой «Благодарный Севастополь в память славного 300-летнего царствования дома Романовых».

10 августа 1913 года несколько тысяч горожан заполнили украшенную флагами Владимирскую площадь. Вокруг железной ограды стройными рядами выстроились нижние чины Черноморского флотского экипажа. Внутри ограды находились руководители военных ведомств и духовенство. Ждали государя императора. Громкоголосое раскатистое «ура» возвестило о прибытии Николая II со свитой. Поднявшегося по ступенькам монарха у входа в часовню встретили два епископа: Таврический и Симферопольский Дмитрий и настоятель Херсонесского монастыря Иннокентий. В сопровождении портового хора архиереи совершили чин освящения часовни в честь Фёдоровской иконы Божьей Матери. Этой святыней рода Романовых инокиня Марфа благословила на царствование своего сына Михаила в смутном 1613 году.

Освящение часовни во имя Фёдоровской иконы Божией Матери на Владимирской площади Корабельной стороны, в присутствии императора Николая II. 10 августа 1913 года. Фото из книги О. Г. Ковалик «Священный бастион России. Севастополь и его Владимирский собор — усыпальница адмиралов российского Черноморского флота». Публикуется с разрешения автора

Тяжёлые испытания выпали на долю часовни после установления советской власти в Севастополе. Приходской совет Митрофановской церкви собирался в марте 1926 года заключить договор об аренде здания Фёдоровской часовни. Однако из-за материальных трудностей содержания двух церковных зданий от часовни пришлось отказаться.

Постановлением Президиума ЦИК Крымской АССР от 10 февраля 1928 года Фёдоровская часовня на Корабельной стороне подлежала ликвидации. Неожиданно начальника административного подотдела Севастопольского райисполкома заинтересовали бронзовые орлы, установленные на здании часовни, и крест, «якобы имевший историческое значение». Для экспертизы пригласили представителя военно-исторического музея В. П. Бабенчикова, который определил, что орлы не имеют исторического значения, а крест необходимо сохранить. С часовни сняли все церковные знаки: крест, купол, орлов и иконы. Осенью 1928 года здание часовни, переданное районо, разобрали, и на его месте оборудовали детскую площадку.

Войны и революционные потрясения стёрли с карты Севастополя Владимирский и Митрофановский храмы, Фёдоровскую часовню. Но историческая память продолжает жить в архивных документах и воспоминаниях старожилов города. А маленькая, воссозданная из остатков колокольни Митрофановская церковь, — яркое подтверждение нетленности и преемственности духовных скреп нашего народа.

Ирина ШПАКОВА, историк-архивист

Материал по теме: Возвращение из забвения: Церковь во имя святого Митрофана Воронежского на Корабельной стороне