Военное селение Камары и церковь св. великомученицы Марины

Истории населённых пунктов Севастополя с их культовыми храмами меньше всего уделялось внимания в общей истории города и флота.

Один из таких населённых пунктов, которому мы посвятим этот материал, — бывшее военное селение Камары с находящейся в нём церковью св. великомученицы Марины.

Начнём с населённого пункта. В настоящее время это село Оборонное Балаклавского муниципального округа. По данным Всекрымской переписи 2014 года, в нём проживают 107 человек. Общеизвестный факт, что в селении жили военнослужащие Балаклавского греческого пехотного батальона. А до включения Крыма в состав Российской империи Камары были заселены греками и татарами.

Сколько же веков насчитывает этот населённый пункт? Интереснейший материал даёт только что изданная книга «Османский реестр земельных владений Южного Крыма 1680-х годов» (составитель А. В. Ефимов). Оказывается, село Камары (Камара, Комары, Комарь) существовало ещё в 1520 году.

Вот какие сведения дают османские источники об этом селе: дворов мусульман — 1, холостых — 1, не мусульман — 26, вдов — 3. Село входило в состав Мангупского кадылыка (округ). В 1634–1635 гг. в Камарах уже насчитывалось дворов не мусульман — 60, из них 26 — переселившиеся из других сёл: Кадыкоя, Мускомьи, Мангуба. До вывода греков в 1778 году из Крыма в Приазовье в Камарах насчитывалось уже 100 дворов. Даже по современным меркам это большой населённый пункт.

По реестру можно узнать поимённо жителей села и количество земли, которой они владели. Попадаются уже знакомые фамилии греков. Например, Панайота сын Афендика, иноверец, у него было земли 8 дёнюмов (1 дёнюм равнялся 918,672 кв. м), Узун Коста, иноверец, у него было земли 16,5 дёнюма и виноградник 0,5 дёнюма, а Колпакчы Сава, иноверец, был вообще зажиточный — его земля составляла 37,5 дёнюма и 1 дёнюм виноградник. Поскольку это османский реестр, то, соответственно, православные греки для органов власти Крымского ханства были иноверцами.

Неоценимую пользу в изучении истории крымских церквей принесли сами служители культа.

Преосвященный Гавриил в первой половине ХΙХ в. составил «Историко-археологическое описание церквей епархии Херсонской и Таврической», изданное в 1848 году. Он указал в своей книге, что каменная Марининская церковь построена в 1794 году. В 1872 году увидела свет работа кафедрального протоиерея Михаила Родионова «Статистико-хронологико-историческое описание Таврической епархии. Общий и частный обзор». Он также указал, что в Камарах греческая Марининская церковь построена в 1794 году.

И, наконец, в 1887 году была издана книга «Таврическая епархия», составленная Гермогеном, бывшим архиепископом Таврическим и Симферопольским. Он даёт более обширные сведения о Марининской церкви. По его мнению, в Камарах была греческая церковь ещё во времена турецкого владычества, но после переселения греков из Крыма церковь разорили татары. Греки, впоследствии частично возвратившиеся на свою родину, опять построили церковь в 1794 году. По дате строительства церкви разночтений нет.

Первым священником Марининской церкви был Кириак Апостолович Трапезаров, из дворян греческой нации, «где своим старанием 28 июня 1806 года выстроил церковь». По-видимому, речь шла о капитальном ремонте церкви. Следующий капитальный ремонт был сделан в 1838 году. Причт сообщал в епархию, что «по ветхости стены старые подняты выше, на оной новая крыша и новый купол тщанием прихожан».

Сведения о других священниках мы оставим для отдельного издания, но хочется отметить, что практически все священники могли вести службы на греческом и русском языках. В архивных документах имеются сведения, что в более поздние годы богослужение велось на одном из языков, в зависимости от присутствующих на службе. Греческие священнослужители принимались в епархию только после перехода в российское подданство.

В 1860-е годы быть священником в Марининской церкви изъявил желание прибывший из-за границы Савва Карасали. Таврическая консистория предложила ему подать прошение с приложением свидетельства о принятии присяги на верность Российской империи. После соблюдения процедуры решением Таврической духовной консистории 2 декабря 1868 года Карасали был принят в Таврическую епархию и определён священником в Марининскую церковь.

Самая ранняя сохранившаяся метрическая книга Марининской церкви датируется 1797 годом. К сожалению, она написана на греческом языке, без перевода нельзя определить фамилии прихожан, к которым относились записи, да и самих записей в ней немного. Можно только сказать, что в этом году в Камарах родилось 12 детей — 7 мальчиков и 5 девочек, был заключён один брак и умерло двое детей, мальчик и девочка одинакового возраста — 2 года.

Впоследствии в метрических книгах фиксировалось гораздо больше записей. Например, в 1801 году — 30 записей о рождении младенцев, 7 венчаний, умер 51 человек. Интересно, что в этот год 11 человек были выкрещены «из магометанского закона».

Увеличение метрических записей было связано с тем, что приход церкви состоял не только из жителей Камаров. В разное время в приходе значились православные жители многих сёл, в которых преобладало татарское население и были только мечети. Это Байдары (совр. Орлиное), Варнаутка (Гончарное), Календа (Подгорное), Кучук-Мускомья (Резервное), Мухалатка, Мшатка, Сахтик (Павловка), Скеля (Родниковое), Уркуста (Передовое), Чоргунь (Черноречье) и др. Поэтому в метрических книгах Марининской церкви можно встретить крещение детей крепостных генерала Нарышкина из Фороса, графа Мордвинова из Николаевки, тайного советника Габлица из Чоруня, министра Перовского и пр. Обнаружена пока только одна запись о смерти священника Василия Георгиевича Николи-Полити, который был похоронен в церковной ограде. В нескольких записях в графе «место погребения» значится, что похоронены они на кладбище часовни Иоанна Предтечи (Постного).

Здесь уместно отметить, что приписных церквей к Марининской не было, но приписаны четыре часовни: усекновения главы Иоанна Предтечи, св. пророка Илии, св. великомученицы Параскевы и св. великомученика Димитрия Мироточивого. Первые две — каменные, находились в одной версте от церкви, были расположены в лесу, на склоне горы, одна против другой. Часовня св. Параскевы находилась в Алсу, а св. Димитрия Мироточивого, «плетённая, оштукатуренная», — в имении Алтын-Чаир капитана Королёва. По сведениям причта, часовни существовали с давних времён, построены жертвователями на местах разрушенных древних церквей.

В период первой обороны Севастополя в Камарах располагались англичане. После их ухода и окончания Крымской войны материалы обследования разрушений севастопольских церквей благочинный направил в Херсонскую и Таврическую епархии архиепископу Иннокентию (Борисову), а тот в свою очередь в Святейший Синод. В документе указывалось, что «Камарская Марининская церковь совершено разорена внутри, даже каменный пол выломан в ней. По большому накоплению в церковном дворе нечистот видно, что здесь было стойло для скота». Была разрушена часовня св. Иоанна Предтечи, а часовня св. пророка Илии превращена в часовню. Прихожане восстановили церковь, и 14 декабря 1857 года она вновь была освящена.

Газетный формат не располагает к подробному описанию населённого пункта и его церкви, но стимулирует для дальнейшей работы. Хочется надеяться, что материал заинтересует не только историков, но и читателей газеты.

Читайте также: Городской голова Никита Хрипунов

Наталия ТЕРЕЩУК, историк-архивист