В чём смысл жизни?

Вопрос смысла жизни — краеугольный вопрос бытия.

Если жизнь бессмысленна, зачем тогда и жить?

Однако в каждого из нас заложена могучая жажда жизни: умирать никто, НИКТО не хочет. Следовательно, у земной жизни должен быть какой-то смысл, позволяющий нам «держаться на плаву», не скатываться в уныние и отчаяние, отравляя свою и без того нелёгкую жизнь.

Смысл жизни — в самой жизни

Для человека, не верующего в бытие Бога, всё предельно просто: смысл жизни — в самой жизни. То есть, по логике, смысл жизни — в тех 60-70-80 годах, отпущенных нам на существование. Много ли это? Мало. Человеку всегда мало времени, всегда хочется пожить подольше. Но, увы, закон природы неумолим — когда-то нужно покинуть эту землю.

Ну, хорошо, время пожить ещё есть. Но чем это время наполнить, чтобы почувствовать сладкий вкус жизни, полноты бытия? Что или кого надо поставить в центр этой жизни, чтобы мне было счастье? Опять включаем логику, которая выдаёт безошибочный, как представляется, ответ: в центр жизни нужно поставить СЕБЯ.

Итак, в центре круга — я, а ко мне отовсюду тянутся «лучики» с краёв жизни, питая меня радостью, любовью, счастьем, блаженством. Кажется, всё в этой схеме логично, всё на своих местах: Я — в центре, все остальные — по краям. Только что-то с счастьем не совсем ладится. То оно есть, то его нет, и периоды его отсутствия всё длиннее и длиннее. Болезни, потери, утраты, скорби, расстройства. Слушайте, ну эти вещи никак не соотносятся с вожделенным «счастьем». Где оно? Есть ли оно? Ау!

Люди повсюду ищут счастья, но этот поиск осуществляется с двумя громадными гирями на ногах. Гири эти — ма-а-аленький срок, отпущенный на поиски. Что такое пусть 70 лет? Это всего-навсего 840 месяцев, 25 567 суток, 613 608 часов, 36 816 480 минут. С момента, когда я начал писать эту статью, прошло 20 минут. Если мне отпущено 70 лет жизни, нужно из 36 816 480 минут вычесть эти 20 минут. Время бежит, стремительно приближая дату моего расставания с землёй, и… Как не хочется думать об этом «и». Лучше вообще о смерти не думать, тема неприятная, болезненная. Живу ведь пока! И на том спасибо!

Ан нет, давайте с этого места поподробнее. Если меня неминуемо ждёт тупик смерти, если она вырвет из центра моего личного мироздания меня, сотрёт меня из этой жизни, то мне-то что от этого? Моё счастье, каким бы оно ни было, маленьким или большим, разлетится вдребезги. Меня-то не станет! И это не какая-то неопределённая абстракция, от которой можно спрятать голову в песок. Это реальность, очевидная реальность: люди умирают. Причём ладно бы в 70-80 лет, испив, так сказать, чашу жизни до дна. Новости постоянно приносят нам вести о чьих-то безвременных, молодых смертях. И где гарантия, что я, молодой, полный сил, энергии и планов, не окажусь выброшенным из жизни костлявой смертью?

Встаёт резонный вопрос: если смерть гарантированно отберёт все мои «жизненные накопления» в виде радости и полноты бытия, есть ли смысл в этом бытии? Есть ли смысл в жизни, которая может прерваться в любой момент? И никто в целом свете не может дать мне гарантии, что я завтра буду жить, через год буду жить, через 10 миллионов минут буду жить.

Мне кто-то возразит: смысл моей жизни — в моих близких, в жене, в сыне, во внуках. Но ведь и они все тоже когда-то уйдут из жизни. Значит, смысла и в их жизнях не так много. Смерть топором обрубит все радости, связанные с общением с родными людьми.

Где оно, счастье?

Когда в центр мироздания поставлен Я, любимый, всё остальное, окружающее, рассматривается через призму полезности или бесполезности для меня. Например, мне видится, что я буду счастливым, если буду пить, курить, совокупляться с кем попало, закатывать скандалы по поводу и без, изменять жене, бить её за проступки, безмерно есть сладкое, халтурить на работе. Мне все в один голос скажут: это верный путь к страданию, а не к счастью. Отмахнусь: много вы понимаете в этом! Я хочу так жить, и ничто меня не остановит, никто мне не указ, слышите!

Вот чего не хватает для определения целей и смысла жизни людям неверующим — примера, эталона. Более того, телевидение и интернет буквально навязывают нам «модель счастья», в котором бытовое пьянство, супружеские измены и равнодушие к собственным детям — норма. Нам отовсюду внушают: живёшь один раз, так возьми от жизни всё, поживи для себя, ты этого достоин.

А как же заповедь «возлюби ближнего твоего, как самого себя»? В реалиях общества потребления её нужно перефразировать: «Возлюби себя самого, а ближний обойдётся».

Штука в том, что из мира, в центр которого поставлен «Я», потихоньку уходит сама жизнь. Много ли вокруг нас счастливых эгоистов? Счастливых себялюбцев? Нет, как правило, они одиноки, — одиноки если не внешне, то внутри — точно. Потому что кто же будет любить того, кто любит только себя? Кто будет искать тепла у того, кто источает холод?

Смысл жизни — в Боге

Как ни крути, мы подходим к самому главному. Смысл жизни есть, если эта жизнь не прерывается со смертью тела. Если наша личность продолжит своё бытие и после физической кончины. Возможно ли это? Не басни ли это полуграмотных бабушек, которые всю жизнь ходят в храм и молятся бородатому мужчине на иконе?

Не басни, не сказки. Это истинная правда: человек, раз родившись, не может больше умереть, даже если этого будет хотеть. О, таковых, хотящих окончательно и бесповоротно умереть, — достаточно. Это те, кто имеет нечистую совесть, грязные дела, смрадные мысли. Это те, кто не хочет отвечать за свою прогнившую насквозь жизнешку. Кто думает, что со смертью получится спрятать «концы в воду» и никто никогда не спросит с него: как ты ухитрился за отпущенные тебе годы столько зла людям сделать?

Увы для них… За смертью есть Жизнь! И ответить за зло, причинённое другим, придётся. Кому же ответить? Тому, Кто является Начальником Жизни, Источником Жизни. Бог — это Реальность, хотим мы того или нет. Так же, как незнание законов не освобождает от ответственности, так и неверие в Бога не освобождает от необходимости ответить перед Ним за прожитое.

Если в центр своей жизни поставить Бога, а не себя, всё встаёт на свои места. Бог создаёт многосильное поле притяжения к Себе, притягивая все мои дела, поступки, слова, мысли. Он одухотворяет их, наполняет смыслом. Мне откроется, что истинную ценность в жизни имеют не деньги, не карьера, не власть, не слава; истинно ценно то, что я могу отдать другим, чем я смогу послужить другим, даже в чём-то ущемляя себя, чем-то своим жертвуя.

Человек, посвятивший себя служению ближним, — по-настоящему счастливый человек. Почему? Потому что в своём жертвенном служении он уподобляется Самому Христу Богу, вся земная жизнь Которого — непрерывной подвиг служения людям, служения вплоть до Голгофы, до креста, до гроба и — после гроба. Раздавая себя другим, человек приобретает Христа, а вместе с Ним — неистощимый Источник радости.

Стань частью других, и ты обретёшь сЧАСТЬе. Стань частью Церкви, членом Церкви, и ты станешь частью Тела Христова. Это счастье на самом деле бесконечное, вечное, нетленное — ибо мы, перешагнув порог смерти, останемся с тем, что приобрели душой при земной жизни, — останемся со Христом.

Вот в чём состоит смысл человеческой жизни здесь, на земле, — в соединении с Богом, в единении с Богом, в служении Богу и ближним Христа ради. Вот надмирная, внемирная цель нашего с вами бытия.

Какова же цель вечной жизни? По ту сторону гроба мы лицом к лицу встретимся с Тем, Кому посвятили своё земное бытие. И потому основная цель загробной жизни — обретение нескончаемой радости, блаженства в Боге, Который станет для спасённых на веки вечные смыслом существования. В иной, духовной реальности не будет власти греха, власти смерти — эта власть упразднится. Не будет, соответственно, болезней и страданий как следствия наших грехопадений. Не будет надобности в храмах, ибо Бог будет нашим Храмом. Не будет надобности в солнце, ибо Солнце правды Христос будет давать нам немеркнущий Свет. Не будет бедных и нищих, но все будут богаты Христом. Жители Небесного Иерусалима будут пребывать в созерцании Божества, Источника любви, радости и счастья. Будут радоваться общению со Христом, которому не будет конца.

В Царстве Небесном нам откроются тайны Божии, и в постижении этих тайн, постижении бесконечной премудрости Божией мы будем черпать и черпать нескончаемое блаженство. Хотя как точно будет Там, сейчас сказать нельзя. Одно можно сказать с уверенностью: соединение со Христом начинается на земле, во время земного странствования. Вообще говоря, и земная жизнь нам даётся ради этого, главного, основного — бытия со Христом Искупителем. Мы ничего материального не унесём с собой из этого мира, но унесём любовь к Богу, любовь, которая неизмеримо обогатит нас при живом соприкосновении со Христом во Царствии Его.

Согласитесь, перспектива заманчивая. Так давайте, пока есть у нас время, посвятим себя тому, что будем взыскивать Бога, молиться Богу, жить в Боге. Иного пути к счастью просто нет, потому что всё земное — конечно, а мы, люди, сотворены для бесконечного существования!

Артемий СЛЁЗКИН