Субмаринная разгрузка: вода под водой. Бесполезна или…?

Вода на Крымском полуострове есть. Но где именно, можно ли до неё добраться, как использовать более рационально? Все ли возможности использованы, чтобы забыть о водных проблемах раз и навсегда?

Обо всём этом беседуем со старшим преподавателем кафедры землеведения и геоморфологии факультета географии, геоэкологии и туризма КФУ им. Вернадского, президентом Российского союза спелеологов, исполнительным директором Русского географического общества в Республике Крым Геннадием Самохиным.

Геннадий Самохин

Геннадий Викторович много лет занимается исследованием проблем карстовой спелеологии, карстовой гидрогеологии, морфологии, изучением пещер. В первую очередь он затронул тему рационального использования воды.

— Каждый человек употребляет примерно 2 литра воды в день. Ежедневная норма расхода в многоэтажных домах — 220 литров. Куда она уходит? В основном в море.

Возьмём, к примеру, такое предприятие, как содовый завод «Титан» в Красноперекопске. Год-полтора назад на производство своей продукции он потреблял столько воды, сколько весь Симферополь. К тому же своей деятельностью оказывал негативное влияние на экологию. Понятно, что предприятие градообразующее. Поэтому было бы разумно создать условия для инвесторов, которые бы развивали производства, не потребляющие воду в таком количестве, и за счёт этого напоить жителей целого города.

Заметим ещё, что в наших батареях — питьевая вода. Спрашивается, зачем?

— Действительно, вопрос рационального использования воды лежит в плоскости не только инженерных решений, но и экономики. Для этого нужен концептуальный подход.

— Совершенно верно. У нас в университете есть классные специалисты, которые знают, как сделать замкнутый цикл оборота воды, опреснить её. Техническую воду уж точно можно использовать. Это не ноу-хау. В качестве примера можно привести Сингапур, где своей воды всего лишь 20 процентов от нормы, необходимой для обеспечения мегаполиса. Использование ультрасовременных технологий позволяет перерабатывать значительное количество сточных вод, что покрывает 40 процентов потребности Сингапура в питьевой воде.

Ещё один источник — опреснённая вода. При этом вода там недорогая, тем не менее, с детства каждому жителю внушают бережное отношение к ней.

— По всей видимости, и нам не мешает иметь чёткую водную стратегию…

— К сожалению, большинство людей, в том числе и журналисты, поднимают одну тему — где взять больше воды. А тема её вторичного использования мало кого интересует. В целом же такая стратегия включает в себя следующее: рациональное водопользование того, что даёт природа, вторичное использование воды. Сегодня это общемировая тенденция.

— Геннадий Викторович, а что же нам даёт крымская природа, в частности подземный мир?

— Баланс вод в Крыму колеблется в пределах от 400 миллионов кубических метров до 950 в зависимости от водности года. От 30 до 35 процентов составляют подземные воды. Они более стабильные. Их объём — примерно 150–350 миллионов кубометров.

Все подземные воды можно разделить на две части. Часть выходит самотёком на поверхность, через источники, которые питают наши крупнейшие водохранилища. В Севастополе — это Скельский в истоке реки Чёрной, второй по мощности карстовый источник Крыма. Самый многоводный — Карасу-Баши, питающий Белогорское водохранилище.

Все подземные воды в Крыму — карстовые. Они поступают с Главной гряды Крымских гор, начиная с Ай-Петри. Вода просачивается сквозь карстовые каналы, собираясь в подземные реки, чтобы потом выйти на поверхность. Другая часть воды уходит в глубокие горизонты, от 50 до 200 метров, и является областью питания артезианского бассейна равнинного Крыма. Там есть скважины, питающие крупнейшие водозаборы северо-востока, запада полуострова. Часть воды уходит под Азовское море.

В нашем университете проводили исследования и выяснили, что вода, выпадающая на Главной гряде Крымских гор, до подземных водозаборов в равнинном Крыму идёт около 400 лет. Поэтому при оценке запасов подземных вод один из критериев — максимальный дебет (объём). Если отбирать больше этого объёма, подток не успевает восполняться. Произойдёт переход с других водоносных слоёв — пресной или солёной воды. Возможен подток с моря сквозь известняки. И тогда начнётся интенсивное засоление скважин. Теоретически подток пресной воды может вообще не возобновиться по разным причинам.

Гроты
Мыс Айя

— Вы назвали два варианта выхода подземных вод: источники и глубокие горизонты равнинного Крыма. Есть ещё?

— Существует субмаринная разгрузка карстовых вод, то есть выход пресной воды ниже уровня моря через известняки. Это мыс Айя, Батилиман, Фиолент…

Севастополь — регион, где пресная вода в большом количестве уходит в море. Я погружался с аквалангом на мысе Айя на глубину 50 метров — там карстовая известняковая стена уходит ещё глубже. Наши исследовательские суда известняки брали драгой с глубины 800 метров.

Схема стока к мысу Айя

— Как это можно увидеть?

— При смешении пресной и морской воды возникает галоклин — переходная граница между водами разной солёности в виде «марева». Почему так происходит? Более пяти миллионов лет назад произошёл Мессинский кризис, геологическое событие, когда уровень Средиземного моря понизился на полтора километра. Можно было пешком из Африки в Европу дойти. Соответственно, прорабатывались карстовые каналы, образовывая источники пресной воды, такие, как, к примеру, Скельский. Уровень Мирового океана поднялся, а подтоки пресных вод остались.

В странах Средиземноморья субмаринных источников много. Поскольку Чёрное море входит в бассейн Средиземного моря, у нас наблюдается аналогичная картина.

— Какова скорость субмаринной разгрузки?

— В отличие от вод, которые сочатся сквозь щели на равнинный Крым, субмаринные воды очень динамичны. Выпал дождь на Ай-Петри, через два-пять дней вода уже на мысе Айя, то есть скорость прохождения через Главную гряду Крымских гор очень высокая. Вода проходит, в том числе, и сквозь Байдарскую котловину, и чтобы её собрать, нужно найти каналы, по которым она проходит по пути в море.

Сегодня есть специальное геофизическое оборудование, которое позволяет искать воду на разных глубинах. Можно найти технические решения, чтобы перехватывать пресную воду на выходе в море, не нарушая экологию заповедных мест. Такие проекты реализуются в ряде средиземноморских стран. Существует множество технических и инженерных решений, как собрать эту воду. К примеру, в карстовых пещерах сооружаются плотины, разделяющие пресные и морские воды, после чего пресная вода подаётся в системы водоснабжения.

На мысе Айя есть подобные пещеры — Екатерининский грот, грот Фонтан. Теоретически всё можно сделать.

Екатерининский грот
Грот Фонтан

— Стоит ли овчинка выделки? Сколько питьевой воды можно получить путём субмаринной разгрузки?

— По разным оценкам, в этих двух гротах в море выходит пресной воды от одного до четырёх метров кубических в секунду. Для сравнения: в Чернореченское водохранилище поступает вода со скоростью один кубический метр в секунду. А оно питает почти весь Севастополь. Так что, по меньшей мере, можно было бы обеспечить водой Балаклаву.

Подтверждение тому, что на мыс Айя поступает вода с Ай-Петри, нашли наши коллеги из Инбюма. Они обнаружили в ней маленьких ракообразных, которые обитают в пещерах Ай-Петри. Подчеркну — это постоянный водоток.

— Геннадий Викторович, спасибо за беседу. Надеемся, что в недалёком будущем с помощью учёных и инженеров проблема использования огромных объёмов субмаринных вод будет решена.

Читайте также: Эпоха Великих географических открытий продолжается в подземном мире

Татьяна САНДУЛОВА