Стыд и храм

Почему в Севастополе не восстановили церковь, где молился Николай II

Россия уже много лет пе­реживает настоящий пра­вославный ренессанс. По данным РПЦ, озвученным еще в 2017 году, в стране ежедневно открываются по три храма – либо постро­енные заново, либо восста­новленные из исторического небытия.

Относиться к этому каждый мо­жет по вере своей. Но нельзя отрицать того, что православие веками играло важнейшую, если не сказать решающую, роль в духовной жизни России. Да и слово «Бог» в на­ шей Конституции два года назад поя­ вилось не по чьему-то волюнатристскому решению, а потому что так захотело большинство россиян. На этом фоне Севастополь все еще как будто бы пре­ бывает во временах Юлиана Отступни­ка (римский император, устроивший в IV веке сильнейшие гонения на хри­стиан). Доказательством этому может служить история храма Иоанна Воина, фрагменты которого обнаружили на мысе Хрустальном четыре года назад.

Восстановить невозможно?

Среди обнаруживших фрагменты уникального храма у мыса Хрусталь­ ный людей был известный в нашем городе скульптор Виктор Чижов. В том, что речь идет именно о храме Иоанна Воина, сомнений у него не было изна­чально.

Я сразу понял, что мы имеем дело именно с фрагментами церковной архитектуры, – заявил «Губернским вестям» Виктор Чижов.

Мне неод­нократно приходилось заниматься ре­ставрацией старинных храмов и церк­ вей, и я прекрасно знал, что это такое. А еще поспрашивал у местных, и они рассказали мне, что еще в 50-е годы прошлого века видели на этом месте церковный купол.

Торжественное освящение храма состоялось в 1916 году. О том, насколь­ко значимым было для Севастополя и всей страны это событие, лучше других говорит участие в церемонии импе­ратора Николая Второго. На память о знаменательном дне он оставил сева­стопольцам в подарок икону.

Дальнейшая судьба храма, впро­чем, оказалась незавидной. В 30-е годы на Хрустальном разместили мехстройзавод, а здание бывшего храма (верующих туда к тому мо­ менту уже давно не пускали) стали использовать в произ­водственных целях. Потом церковь сильно пострадала во время Великой Отече­ ственной войны. После По­ беды в том, что от него оста­ лось, обустроили заводской цех №5. А затем храма и во­ все фактически не стало.

Казалось бы, после обна­ружения фрагментов логично было бы задаться целью вос­становить культовый объект всем миром. Да дело как-то сразу не задалось. Специали­сты в один голос заговорили о том, что построить что-то но­ вое на фундаменте столетней выдержки невозможно.

Так, замдиректора ООО «Археоло­гия Крыма» Артем Кречин, в недав­нем интервью СМИ заявил, что попыт­ки восстановления храма – опасная затея, потому что фундамент представ­ляет собой известняковые блоки в из­ вестняковом растворе, который давно растрескался.

Будет ли музеификация?

Пока специалисты чесали головы, в 2019 году из Москвы пришла оглу­шительная новость. Президент России Владимир Путин распорядился постро­ить в Севастополе культурно-образовательный центр площадью в 50 гек­таров. В него должны войти академия
хореографии, театр оперы и балета, а также музейный комплекс. Построить такой центр городские власти решили как раз на Хрустальном мысе.

Когда я понял, какая у часть может ждать храм, то пришел с одиночным пикетом ко входу в городскую админи­страцию, – рассказывает Виктор Чи­жов.

Стоял с плакатом, призывавшем губернатора Развожаева не трогать наш храм. А он в этот момент как раз проходил мимо. Подошел ко мне, по­ смотрел на плакат, и пошел дальше, не сказав ни слова.

Понимая, что храм – это ни кака­ я-то лавочка, которую, если снести подчистую, никто и не заметит, город­ ские власти через некоторое время поспешили успокоить общественность.
Заявили во всеуслышание, что сохра­нившиеся фрагменты храма будут музеифицированы. Чтобы вы понимали, речь идет всего о двух фрагментах – апсиде (элемент алтарной архитек­туры) и части лестницы. По задумке чиновников от культуры, они должна стать музейными экспонатами, глядя на которые впечатлительные туристы могут погоревать о «России, которую мы потеряли». Но, как часто бывает в таких случаях, дьявол прячется в мелочах.

Как рассказал «Губернским вестям» источник, хорошо знающий реалии работы местных чиновников, громкие слова о музеификации с боль­шой долей вероятности могут быть просто красивыми заявлениями на те­лекамеры, призванные успокоить воз­мущенную общественность. А, когда страсти улягутся, не сохранять можно будет вообще ничего, а спокойно стро­ить культурно-образовательный центр по изначальному проекту.

– Это абсолютно варварский под­ ход, – негодует Виктор Чижов. – Складывается впечатление, что у членов го­родского правительства головы и руки растут не из того места. Поэтому они и разрушают все, к чему прикасаются. Уж не знаю по недомыслию или осоз­нанно.

Чья возьмет?

На данном этапе ситуация выглядит, мягко говоря, щекотливой. Жители Се­вастополя определенно рады были бы видеть восстановленный храм. Иоанна Воина в нашем городе почитают также, как и Георгия Победоносца в Москве.

Но в головах чиновников пока царит своя атмос­фера. Максимум, что они готовы предложить – за­ консервировать для со­ временников и потомков лишь незначительные останки бывшего храма.
Чья возьмет в этой си­ туации, пока непонятно.

Но на данный момент дело выглядит так, что на помощь верующим и просто людям, для кото­рых историко-культурное наследие Севастополя не пустой звук, может прий­ти только чудо…

…Впрочем, при жизни Иоанна Воина они случа­лись неоднократно. А жил он как раз во времена упомянутого в начале статьи императора Юлиана От­ступника. Более того, служил в его гвар­дии. Однако, несмотря на это, исполь­зовал служебное положение, чтобы помогать подвергавшимся гонениям христианам. Однажды его раскрыли и бросили в тюрьму, где будущему свято­ му оставалось лишь покорно дожидать­ся смертной казни. Но Юлиан Оступник неожиданно погиб в сражении с пер­ сидской армией при Маранге. Конъюн­ктура изменилась, а Иоанна освободи­ ли из-под стражи.

Искренне надеемся, что в нашем случае никому погибать не придется, а дело ограничится только пробужде­нием в головах и душах ответственных людей разума и совести.

Максим ВАГНЕР