Спасите наши души  

 Использование морских и речных плавсредств для перевозки раненых и больных имеет многовековую историю. Ещё в V веке до нашей эры в афинском флоте существовало судно для эвакуации и лечения раненых.

В начале XVII века боевые корабли сопровождали лекарские суда с медицинскими работниками, с соответствующим оснащением и лекарствами. Начиная с XVIII века, госпитальные суда становятся частью всех крупных военно-морских флотов, так как наличие на борту корабля раненых и больных во время сражений резко снижало боеготовность.

В русском флоте использование судов для медицинских целей связано с Петром I. Во время первого Азовского похода в 1695 году в составе стругов (русские плоскодонные парусно-гребные суда) с войсками были выделены струги для больных и раненых во главе с врачом. Первым госпитальным судном в России был «Святой Николай» (1713).

В русско-японской войне 1904–1905 гг. в составе каждой эскадры были госпитальные суда: «Орёл», «Кострома», «Монголия», «Анкара» и «Казань». В Первой мировой войне (1914–1918) на Черноморском флоте в качестве судов медицинского назначения использовались «Португалия» — 300 коек, «Император Петр I» — 300 коек, «Экватор» и «Вперед» — по 180 коек.

Прием раненых на советский санитарный транспорт

С началом Великой Отечественной войны, в августе 1941 года, был сформирован отряд санитарного транспорта для организации медико-эвакуационного обеспечения на Черноморском флоте и передан в распоряжение медико-санитарного отдела. Командир отряда — капитан II ранга К. Ю. Андреус, флагманский врач — военврач II ранга В. И. Иванов. В состав отряда вошли теплоходы «Абхазия» — 400 коек, «Армения» — 400 коек, «Львов» — 60 коек, «Сванетия» — 400 коек, «Грузия» — 400 коек, «Котовский» — 60 коек, «Молдавия» — 60 коек, плавбаза «Белосток» — 200 коек, учебное судно «Днепр» — 200 коек и «Украина» — 200 коек. Общая эвакоёмкость — более двух тысяч коек.

В ходе боевых действий на Чёрном море привлекалось свыше 70 морских судов разного назначения, в том числе плавказармы и сейнеры, а с 1943 года — и подводные лодки. Тридцать четыре из них погибли.

Уже первые дни войны показали, что фашисты не собираются соблюдать международные нормы и правила для санитарных судов. Так, санитарный транспорт «Чехов» под Красным Крестом, работавший на перевозках раненых с 11 июня 1941 года, успел за 39 рейсов вывезти 12 832 человека, 14 апреля 1942 года подорвался на фашистской мине. Теплоход «Котовский» с 23 июня по 23 декабря 1941 года вывез за двадцать рейсов 4 528 человек — был утоплен фашистскими самолётами.

С учётом этого было принято решение перекрасить санитарные транспорты под цвет военных и поставить вооружение — пушки и пулемёты. 14 сентября 1941 года у мыса Тендра тринадцать фашистских самолётов потопили санитарный теплоход «Молдавия». Погибли 55 раненых и 14 членов экипажа. 17 апреля 1942 вражескими самолётами потоплен санитарный транспорт «Сванетия». Часть людей успели погрузиться в шлюпки, часть плавали, удерживаясь на воде. Фашисты с высоты 10–15 метров расстреливали их, а на шлюпки сбрасывали бомбы.

За три года было вывезено 412 332 человека. Санитарный транспорт «Абхазия», который с 10 августа 1941 года перевёз 32 325 человек, потоплен в Севастопольской бухте фашистской авиабомбой 10 июня 1942 года.

Санитарный транспорт «Абхазия», затонувший у причала Сухарной балки

Теплоход «Грузия», вывезший 6788 человек, потоплен вражеской авиацией 13 июня 1942 года. Плавбаза «Белосток» перевезла за 24 рейса 6254 человека, 18 июня 1942 года потоплена торпедой. Учебный корабль «Днепр» 13 ноября 1941 года потоплен авиацией, успев перевести 1269 раненых.

Обстановка в Крыму с разгромом советских войск на востоке полуострова в мае 1942 года резко изменилась. Участились налёты немецкой авиации на Севастополь, артобстрелы бухт города. Возникли трудности с доставкой воинского пополнения, оружия, топлива, продуктов питания, а соответственно, и вывоз на Большую землю раненых, больных, желающих эвакуироваться людей.

28 апреля приказом командующего ЧФ создана техническая комиссия в составе флагманских инженер-механиков бригад подводных лодок, капитанов III ранга П. Мацко, М. Фонштейна, и хозяйственной комиссии с командиром новороссийской ВМБ, капитаном I ранга Г. Холостяковым для организации перевозок грузов на подводных лодках. Управление было возложено на начальника отдела подводного плавания штаба ЧФ, командира бригады подводных лодок контр-адмирала П. Болтунова (1-я БПЛ) и капитана I ранга М. Соловьёва (2-я БПЛ).

При расчётах по перевозкам надо было освободить как можно больше места в прочном корпусе, чтобы разместить побольше раненых, больных, женщин, детей, разных грузов. На борту оставляли не более 50% артиллерийских боеприпасов, не более двух торпед, продуктов питания — на шесть суток. Было чётко расписано: что, где и в каком количестве по весу грузить, чтобы не нарушить дифферентовку лодки. По расчётам, большие лодки типа «Л» могли взять груз от 64 до 85 тонн, лодки «Д» — 58 тонн, «С» — 46 тонн, «Щ» — 39, «АГ» — 15, «М» — до 9 тонн. В пассажирском варианте средние и большие лодки размещали 80–100 человек.

Всего к перевозкам были привлечены 34 подводные лодки. С 5 мая подлодки «Л-4» (командир Е. Поляков), «Л-6» (командир Р. Стршельницкий), «Л-23» (командир И. Фартушный), «Д-4» (командир И. Израилевич) приступили к постоянным перевозкам по маршрутам Севастополь — Новороссийск, Севастополь — Туапсе. С 1 июня к ним присоединились «Л-24» (командир Г. Апостолов), «С-31» (командир Н. Белоруков), «С-32» (командир С. Павленко).

Разгружались лодки в бухтах Камышовой, Стрелецкой и Казачьей, а также в районе 35-й береговой батареи. На обратном пути забирали раненых, женщин, детей, которых размещали на койках моряков и офицеров. Экипаж, если удавалось немного отдохнуть, размещался между торпедными аппаратами, дизелями и в других выгородках. Надо было успеть ночью загрузиться, до рассвета уйти из Севастополя и погрузиться в море.

И тем не менее, авиационным ударам фашистов с использованием глубинных бомб подвергались многие подводные лодки. За обнаруженной подлодкой начиналось преследование, иногда длившееся по несколько часов и суток. Трое суток преследовали уходящую из Севастополя подводную лодку «Д-4» (командир И. Израилевич), сбросив на неё около 800 бомб, на «Щ-205» (командир П. Сухомлинов) — 496 бомб, на «Щ-209» (командир Б. Иванов) за два рейса сброшено 738 бомб.

Самоотверженно работали экипажи подводных лодок «Л-23» (командир И. Фартушный), «Л-5» (командир А. Жданов), «Д-4» (командир И. Израилевич), «Д-5» (командир И. Трофимов), «С-31» (командир Н. Белоруков), «С-32» (командир С. Павленко), «Л-4» (командир Е. Поляков), «Щ-205» (командир П. Сухомлинов), «Щ-209» (командир В. Иванов), «Щ-212» (командир И. Бурнашов), «Щ-24» (командир В. Власов), «М-31» (командир Е. Расточиль), «М-32» (командир Н. Колтыпин), «М-33» (командир Д. Суров), «М-112» (командир С. Хаханов), «М-118» (командир С. Савин).

Подводная лодка «Л-23» возвращается из боевого похода. Снимок сделан с самолёта-разведчика корреспондентом газеты «Красный флот» Борисом Шейниным

За 75 рейсов они вывезли 1392 раненых, больных женщин и детей; доставили 1038 тонн продовольствия, 2324 тонны боеприпасов, 574 тонны бензина. По семь раз прорывались в Севастополь «Л-23» (командир И. Фартушный), «С-32» (командир С. Павленко). За последние рейсы «Д-5» (командир И. Трофимов) вывез работников севастопольского горкома партии, секретные карты и книги гидрографии Черноморского флота. «М-31» (командир Е. Расточиль) вывез ценности Госбанка на четырнадцать миллионов рублей. На «Щ-209» доставили в Новороссийск командующего Приморской армией генерала И. Петрова с шестьюдесятью офицерами армии и флота, бросившими личный состав армии на верную смерть.

С оставлением Севастополя «Щ-212» (командир И. Бурнашев), «Щ- 213» (командир Н. Исаев), «Щ-215» (командир В. Коршунов), «М-111» (командир А. Николаев), «М-112» (командир С. Ханов), шедшие в город с грузом, получили приказ сбросить его в море и забрать с берега людей в районе Херсонесского маяка и 35-й батареи.

Но только двум подводным лодкам удалось прорваться к побережью и принять на борт четыре группы людей…

Василий Филиппович КОНДАКОВ, подводник, полковник медицинской службы в отставке