Фото: karaimbook.com

Севастопольская караимская кенаса

По свидетельству очевидцев, здание караимской синагоги на Большой Морской улице было «весьма изящной архитектуры в стиле ренессанс».

Сведений о наличии в Севастополе в конце ХVIII века других культовых храмов, кроме православных, не выявлено. Поэтому дату открытия караимской синагоги (так раньше назывались кенасы) установить пока не удалось. Известно только, что перед началом Крымской войны в Севастополе уже действовала караимская молельня.

По данным на 1842 год, газзаном (караимский священнослужитель) в севастопольской синагоге служил Гавриил Фиркович, зять известного караимского деятеля А. С. Фирковича, в 1845 году — Ш. Б. Сараф, а в начале 1860-х годов — Исаак Муки. Недавно выявленные документы по возмещению ущерба жителям Севастополя в период Крымской войны выявили имя ещё одного газзана — Авраама Тепси, получившего компенсацию от правительства в размере 739 руб. 78 коп. за утраченное имущество.

Начиная с 1863 года, караимы были полностью уравнены в правах с православными верующими. Государственная политика на территории Севастополя в отношении нехристианских конфессий была достаточно взвешенной. Несмотря на то, что официальное российское законодательство разграничило права евреев и караимов, на местах возникал ряд недоразумений.

Вопрос о строительстве новой караимской синагоги в Севастополе был поднят ещё в 1879 году. Исполняющий должность Главного командира Черноморского флота и портов доложил в Санкт-Петербург о предполагаемой постройке синагоги на месте, принадлежащем караимскому обществу. Правительством были затребованы как проект синагоги, так и план всего города Севастополя с обозначением места предполагаемого строительства. Когда же выяснилось, что возведение синагоги намечено на одной улице с храмом св. Владимира, в 65 саженях от него, да ещё на Городском холме, Святейший Правительствующий Синод признал это «противным закону». Он сослался на ст. 258 п. 2 Строительного устава, согласно которому расстояние между двумя конфессиональными зданиями должно составлять не менее 100 саженей. В своё оправдание севастопольское караимское общество приводило ст. 1097 Устава иностранных исповеданий: «Караимы, находясь под покровительством общих законов империи, пользуются всеми правами, предоставленными русским подданным», однако разрешение на строительство получено не было.

Караимский молитвенный дом находился в частном доме, поэтому проблему со строительством нового культового храма так или иначе требовалось решить. Тогда общество приобрело у провизора Турчинского пустынное место на Большой Морской улице стоимостью 6600 рублей и сразу начало оформление документов. У севастопольского нотариуса была оформлена купчая и представлена старшему нотариусу Симферопольского окружного суда на утверждение. Но окружной суд документы не утвердил, требуя разрешения высших органов власти на право приобретения места караимским обществом.

После затянувшегося решения вопроса проект здания в 1896 году был утверждён, и в мае того же года была произведена закладка здания. Из-за материальных трудностей (строительство обошлось в солидную по тем временам сумму 70 тыс. руб.) строительство было закончено лишь в 1908 году. Во всех источниках указывается, что днём освящения кенасы является 14 мая 1908 года, но следует пояснить, что в этот день праздновалось «коронование их императорских величеств», и освящение кенасы было перенесено на 15 мая.

Новая кенаса была рассчитана на 400 человек. По свидетельству очевидцев, здание, построенное по проекту городского архитектора А. М. Вейзена, было «весьма изящной архитектуры в стиле ренессанс». В здании было электричество, из-за границы были привезены и установлены люстры.

Освящение Севастопольской кенасы

Председателем распорядительного комитета по торжественному освящению кенасы был избран караимский предприниматель, председатель севастопольского караимского благотворительного общества Ф. И. Харченко. На освящение караимской кенасы 15 мая 1908 года из Евпатории прибыл Таврический и Одесский караимский гахам Самуил Моисеевич Панпулов (участник обороны Севастополя 1854–1855 гг.). Это был видный караимский общественный деятель, просветитель, стремившийся к сохранению караимами этнического и конфессионального самосознания. На торжество освящения прибыли Главный командир Черноморского флота и портов Р. Н. Вирен, градоначальник В. А. Мореншильдт, городской голова Н. Ф. Ергопуло, гласные Севастопольской городской думы, другие должностные лица, а также «депутация от всех караимских обществ всех городов Крыма».

Следует несколько слов сказать о караимских священнослужителях второй половины ХIХ века. В 1881 году состоялось официальное назначение старшим газзаном Исаака Марковича Султанского, хотя фактически он эти обязанности начал исполнять с 1869 года. После него на этой должности с 1884 по 1908 год находился Авраам Моисеевич Азарьевич. За безупречную службу он удостоился наград: серебряной (1897) и золотой (1904) медалей на Станиславской ленте для ношения на шее. Временно, с 1908 до 1911 год, должность газзана исполнял Абрам Яковлевич Кокей. Около двадцати лет на должности севастопольского караимского духовного пастора прослужил Товий Семёнович Леви-Бабович, приступивший к должности газзана в 1911 году и прослуживший до закрытия кенасы. Это был общественный деятель, учитель, разносторонне образованный человек, исследователь истории караимов.

После окончательного установления советской власти в Севастополе и декрета СНК «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» караимская кенаса была муниципализирована. Религиозная община, которую представляла «двадцатка», зарегистрировалась и в 1922 году заключила договор с Севастопольским райисполкомом и его структурным подразделением — церковным столом (с 1925 года — стол религиозных культов) на право пользования зданием и имуществом. Посещаемость кенасы прихожанами на протяжении 1920-х годов практически не изменилась.

В 1927 году руководитель стола религиозных культов Севастопольского райисполкома в своей докладной записке отмечал, что караимская вера, по сравнению с другими культами, находится в более устойчивом положении, и объяснял это тем, что караимский священнослужитель был красноречивым и активным агитатором, всегда находился среди караимов, вследствие чего пользовался большим авторитетом и уважением среди верующих. В конце 1920-х годов Т. С. Леви-Бабович тщетно доказывал властям необходимость существования в городе кенасы. К доводам газзана не прислушались. Лишённый избирательных прав и изгнанный со своей родины священнослужитель уехал в Каир и там, в общине караимов, был избран на должность гахама. Этот пост он занимал вплоть до своей кончины в 1956 году.

В процессе активной антирелигиозной работы со стороны органов власти в конце 1920-х годов верующие всё же были вынуждены отказаться от аренды здания кенасы. Постановлением КрымЦИКа от 5 февраля 1931 года караимская религиозная община прекратила свою деятельность, а здание кенасы было переоборудовано под клуб для караимов и крымчаков.

В период Великой Отечественной войны здание севастопольской кенасы было разрушено в результате попадания в неё авиабомбы и снарядов. Из конструктивных элементов сохранились только фундаменты и цоколь, а также частично стены. В «Ведомости по состоянию разрушений города Севастополя», составленной в 1945 году, указывалось, что годность здания составляет 30%.

20 августа 1952 года решением Севастопольского горисполкома полуразрушенная кенаса была передана спортивному обществу «Спартак», которое восстановило здание с перепланировкой под спортивные помещения. В настоящее время в здании кенасы находится школа бокса.

Наталия ТЕРЕЩУК, историк-архивист