Русская эскадра на Севастопольском рейде. Картина И. К. Айвазовского

Городской голова Пётр Новиков

Деятельность нового городского головы Севастополя сопровождалась постоянными скандалами.

Последовательность избрания Ивана Лукича Резаки городским головой была прервана в декабре 1808 года. Городские обыватели избрали на очередной созыв отставного майора, бывшего служащего в гарнизонном генерал-майора князя Вяземского полку Петра Яковлевича Новикова.

К сожалению, его деятельность на посту городского головы сопровождалась постоянными скандалами. В октябре 1809 года в Таврическое губернское правительство поступило два отношения «командующего в городе Севастополе флотом и портом управляющего и по градской части» вице-адмирала А. П. Алексиано, в котором указывалось, что по своей инициативе городской голова П. Новиков и при поддержке членов городового магистрата бургомистра П. Чапони и ратмана М. Красильникова отстранили от должности секретаря магистрата Я. Мошкалова, назначив на эту должность С. Лузанова.

Губернское правительство распорядилось вернуть на должность секретаря Мошкалова. Необходимость его сохранения на этой должности также была связана с тем, что по Севастополю числились казённые недоимки, которые необходимо было срочно взыскать, а все документы находились в ведении Я. Мошкалова. Только рекрутской недоимки, начиная с 1803 года, по Севастополю числилось 540 руб. 52 коп. серебром и 839 руб. 80 коп. ассигнациями.

В адрес городского головы Петра Новикова также были высказаны претензии, что он вмешивается в работу магистрата, «производит городские расходы самопроизвольно без расписок под статьями». Из магистрата им были взяты приходно-расходные книги за 1805–1809 гг., и лишь по предписанию А. П. Алексиано они были посредством полиции возвращены в магистрат.

Таврическое губернское правительство даже обращалось к военному губернатору Эммануилу Осиповичу Дюку де Ришелье с предложением об отдаче под суд городского головы П. Новикова.

Герцог Арман Эммануэль (Эммануил Осипович) дю Плесси, пятый герцог де Ришелье. Портрет работы Т. Лоуренса из собрания Елизаветы II

Пока материалы передавались в Таврический гражданский и уголовный суд, в городе были назначены внеочередные выборы. Они должны были состояться 5 января 1810 года. Таврическое губернское правительство предписало севастопольскому полицеймейстеру Тодорову присутствовать на выборах, а «бывших же градского главу майора Новикова, бургомистра Полизу Чапони и ратмана Максима Красильникова от должности удалить».

До избрания нового городского головы эту должность должен был исполнять старший бургомистр Севастопольского городового магистрата Анастасий Бурнасузов. Но когда 5 января в зале магистрата собралось купеческое и мещанское общество, Пётр Новиков настроил некоторых избирателей, чтобы избрали его, а затем устроил скандал.

Когда полицеймейстер Тодоров зачитывал предписание начальства о проведении выборов, севастопольский купец Иван Константинов стал хватать его за руку, препятствуя чтению. Полицеймейстер, «видя таковую его неблагопристойность и так как Константинов за ябедническое прошение и гражданский и уголовный суд поданное предан суждению, велел выйти ему из магистратского зала».

Порядок пытался навести севастопольский купец Лейб Ашурович Берг. Он призвал избирателей выслушать и прислушаться к предписаниям начальства, в противном случае никто «не избежит наказания». Новиков тут же потребовал «за произнесённые Бергом слова сделать журнал». В этот день выборы так и не состоялись.

Новые выборы городского головы были назначены на 10 января, о чём избирателей уведомили повестками. Но и в этот день Новиков устроил ссору, и полицеймейстер вынужден был обратиться к вице-адмиралу А. П. Алексиано с просьбой удалить Новикова из помещения. Лишь после того как Новиков был удалён, «градское общество» успокоилось и приступило к выборам.

Итоги выборов были следующие. Избиратели в количестве 60 человек вновь избрали городским головой Ивана Лукича Резаки, учитывая его опыт прошлых лет как бургомистра магистрата и городского головы. Он получил сорок девять белых избирательных шаров и одиннадцать чёрных неизбирательных. Резаки вновь принял присягу и был допущен к исполнению должности.

Избран был также к городскому голове кандидат. Им стал севастопольский купец 2-й гильдии Викентий Петрович Юнг, который получил двадцать пять избирательных шаров и 35 неизбирательных.

Читайте по теме: Первые городские головы Севастополя

В качестве положительной оценки работы Петра Новикова можно привести лишь пример обращения к главному командиру Черноморского флота и портов маркизу И. И. де Траверсе с претензией, что адмиралтейское начальство выделило городу каменистую землю, «на которой бедным мещанам негде завести огород, пасти скот, косить сено и рубить дрова для отопления жилищ». В этот период Севастополю было отмежевано 13 220 десятин земли, из которых более 10 753 десятин принадлежали морскому ведомству.

Пётр Новиков имел в городе большой двухэтажный дом и имение в Качинской долине. У него было много крепостных. Их точное количество неизвестно, но в метрических книгах фамилии с указанием «крепостные Новикова» встречаются часто.

Современники характеризовали его нелестно: «Он человек злой, мучитель и очень известный своими многими выдумками». Флотский, а затем городской врач Н. И. Закревский тоже оставил в своих воспоминаниях сведения о П. Новикове: «…он богат, старик уже с каким-то неизлечимым наростом на носу; седой, плешивый, мокроглазый, слюнявый, отвратительный такой; при этом мужик-мужиком и скупой… но какая у него жена!.. молоденькая, хорошенькая, как воспитана!».

Это соответствует действительности, так как жена Параскева была в своё время воспитанницей Харьковского Мариинского института. К сожалению, умерла очень рано — 10 сентября 1827 года, от горячки, в возрасте 49 лет.

Сведений о собственных детях не выявлено. В метрической книге Адмиралтейской Николаевской церкви имеется запись, что у отставного майора Новикова 30 мая 1801 года умер сын приёмыш Даниил, в возрасте 1 года, а 28 мая 1802 года он крестил подкидыша Алексея.

Можно только предположить, что с возрастом к П. Новикову пришло раскаяние за прежние ошибки и поведение и он начинает делать добрые дела. На свои собственные средства он заказал проект Качинской Покровской церкви, который был утверждён губернским архитектором, а затем построил и саму церковь, освящённую 25 июля 1841 года.

Дата смерти отставного майора помещика П. Новикова не установлена, но, по сведениям причта Покровской церкви, в 1851 году церковь уже владела виноградным садом, завещанным «покойным храмоздателем Новиковым».

Читайте по теме: Севастопольская городская дума. Предыстория

Наталия ТЕРЕЩУК, историк-архивист