Городской голова Алексей Красильников

Выборные должности в семье Красильниковых занимал и отец Максим Михайлович, который был ратманом городового магистрата, и родной брат Алексея — Иван Максимович, которого горожане четырежды избирали городским головой. 

Алексей Максимович Красильников, севастопольский купец 3-й гильдии, на выборах в декабре 1832 года получил 24 избирательных шара и 6 неизбирательных и был избран ратманом Севастопольского городового магистрата на 1833–1835 гг. В 1839 году его избирают городским головой.

По своей должности он входил в состав «Временного комитета, высочайше утверждённого для постройки в Севастополе Петропавловской церкви». Эта церковь заслуживает, чтобы о ней сказать несколько слов.

Небольшое здание греческой церкви было построено в 1792 году. В 1830-е годы здание обветшало, и в 1837 году настоятель убедил старосту церкви Л. Кукули выделить скромную сумму на срочный ремонт. К осени ремонт был закончен. Л. Кукули был представлен на награждение «за усердное щедрое пожертвование». Но пока оформлялись документы, 6 сентября после бури и проливного дождя обрушились крыша и купол церкви.

Всё это произошло накануне приезда в Севастополь императора Николая Ι. Главный командир Черноморского флота и портов, военный губернатор Николаева и Севастополя адмирал М. П. Лазарев дал указание составить проект и смету на перестройку церкви с использованием годных материалов разрушенной церкви. Он одобрил документы и представил их на утверждение императору Николаю Ι. Автором проекта храма был подпоручик 15-го рабочего экипажа, выпускник императорской Академии художеств В. А. Рулев.

29 июня 1839 года настоятель Балаклавского Георгиевского монастыря совершил торжественную закладку и освящение фундамента нового здания церкви. Военной администрацией решался вопрос содержания храма: либо комитетом Южного округа морской строительной части военного ведомства, либо попечением города. Точку в этом вопросе поставил император и сообщил, что церковь будет находиться в епархиальном ведомстве, а строительство будут осуществлять военные. По сведениям причта, 5 сентября 1843 года церковь была освящена. К ней была приписана Всехсвятская кладбищенская церковь.

А что же ещё происходило тогда в Севастополе?

Портрет Самуила Уптона. Художник Виринея Байрос

Самое значимое для города событие случилось 31 января 1839 года, когда государь император издал указ «Об определении в Севастополе городового архитектора». Жалование по указу ему было положено 1000 руб. в год из городских доходов. Эту должность исполнял Самуил Уптон, сын военного инженера Джона Уптона.

В ноябре 1838 года Правительствующий Сенат в своем указе «изобразил», что если дворяне и чиновники владеют лавками, то они обязаны приписаться в третью купеческую гильдию, в противном случае они могут их лишиться, так как лавки перейдут в собственность города без всякого вознаграждения. Незамедлительно по этому вопросу в Таврическое губернское правление стали обращаться дворяне и чиновники. В их числе полковник Али Мурза Ширинский, коллежский асессор Делазари, титулярный советник Лампси, надворный советник Дафнити, титулярная советница Торопьяно, которые владели лавками не только в Севастополе, а в Симферополе, Карасубазаре и Феодосии. Некоторые объясняли, что лавки достались им не по наследству, не были куплены, а самостоятельно построены, поэтому высочайшее повеление не может быть к ним применено. Но Таврическое губернское правление лишь подтвердило то, что написано в основном документе, и послало всем городским полициям напоминание об исполнении указа.

В конце 1842 года в Севастополе произошло менее значимое, но крайне необходимое для города событие. 1 декабря была открыта почтовая дорога от Севастополя до Бахчисарая, проходившая через Инкерманское ущелье. До открытия дороги почту перевозили через Севастопольскую бухту. В связи с открытием новой дороги упразднялись почтовые станции на Северной стороне и в Дуванкое (совр. Верхнесадовое). А вместо них открыли почтовую станцию в самом Севастополе и на даче Алексиано — Бельбекскую станцию. Таврический гражданский губернатор приказал сообщение об этом напечатать в газете «Таврические губернские ведомости» и указать, что расстояние до Бельбекской станции составляет 19 вёрст, а до Бахчисарая 29 вёрст и 99 сажень.

После её открытия временный военный губернатор Севастополя адмирал А. П. Авинов намеревался «учредить в Южной бухте на Пересыпи базар для привоза продовольствия из окрестных мест». Учитывая, что подобные ярмарки проводились в определённые дни в Симферополе и Бахчисарае, А. П. Авинов обратился к Таврическому гражданскому губернатору для согласования, в какой из дней это лучше сделать. По его мнению, такой базар в Севастополе следовало «учредить» в среду, тогда продавцы успеют в пятницу в Бахчисарай и в Симферополь, а оттуда в воскресенье опять в Севастополь. Практически вся сельскохозяйственная продукция завозилась в город из других регионов. За год в город поступало 90 000 пудов мяса, 18 430 четвертей муки, зерна и разных круп, 25 163 возов дров.

В 1841 году в Керчи открылся коммерческий суд, переведённый из Феодосии. К его ведомству относилась вся территория Крымского полуострова и г. Бердянск. Суд рассматривал торговые споры купечества. В связи с его открытием созывалось купечество для выбора членов в суд, определялись суммы перечислений от купеческих обществ на содержание суда. Севастопольцы также направляли в суд своих представителей.

Возвращаясь к городскому голове Алексею Максимовичу Красильникову, хочется отметить, что выборные должности в семье занимал и отец Максим Михайлович, уроженец Киевской губернии, мясопромышленник, который был ратманом городового магистрата ещё в 1805–1809 гг., и родной брат Иван Максимович, которого горожане четырежды избирали городским головой. Очень редкий случай.

Но у Алексея Максимовича что-то не сложилось на этой должности. Его обвинили в присвоении городских средств в сумме 1661 руб. и отстранили от должности. В 1845 году А. Красильников подавал жалобу в министерство внутренних дел «о неправильном отстранении его от должности городского головы, невыдачу ему паспорта и другие притеснения городской думы».

Генерал Дмитрий Ерофеевич Остен-Сакен

Имел в городе недвижимость, в его доме во время обороны Севастополя 1854–1855 гг. проживал исполняющий должность главнокомандующего военно-сухопутными и морскими силами в Крыму генерал-адъютант Дмитрий Ерофеевич Остен-Сакен. Во время обороны Севастополя никуда не уехал, а продолжал жить в городе и заниматься торговлей. Потери личного имущества в Крымскую войну были серьёзные. 19 января 1860 года «Комитет, учреждённый в Севастополе о приведении в известность потерь, понесённых жителями Севастополя в минувшую войну» выплатил ему назначенное от правительства пособие в сумме 41 127 руб. 92 коп. серебром, а его супруге Марии Семёновне — 6580 руб. 78 коп. Жена, урожденная Томазина, была дочерью крупного одесского купца 1-й гильдии. 12 июня 1831 года они венчались в Адмиралтейской Николаевской соборной церкви. Так как Мария Семёновна Томазина была католического вероисповедания, то накануне бракосочетания, 11 июня, она выкрестилась и приняла в этой же церкви православную веру. В браке родилось восемь детей: 6 сыновей и 2 дочери.

Однажды в августе 1835 года жена А. Красильникова Мария Семёновна была крёстной матерью подкидыша. Священник греческой Петропавловской церкви Алексей Фёдорович Компанийцев крестил «седьмого числа принесённой от неизвестного лица в церковь незаконнорождённую младенцу, которой имя нарек Мариею и таинство крещения совершил». Какова дальнейшая судьба подброшенной девочки, неизвестно, обычно подкидышей отправляли в Симферопольский детский земский приют.

В архивных документах выявлены сведения, что после Крымской войны вместе с братом Иваном Максимовичем Красильниковым жертвовал деньги севастопольским церквям. В 1863 году А. Красильников пожертвовал Инкерманской киновии 2000 штук камня на строительство храма св. Николая.

Алексей Максимович Красильников скончался 1 сентября 1868 года в возрасте 69 лет «от старости», как было написано в метрической книге. Похоронен соборно из Петропавловской церкви на городском кладбище.

Читайте также: Военное селение Камары и церковь св. великомученицы Марины

Наталия ТЕРЕЩУК, историк-архивист