Что ждёт от людей Спаситель, или Снова о чудесах

Если живущему только земным и нуждающемуся в решении только земных своих проблем нужен Бог-волшебник, Бог-податель чудес, то для вставшего на путь покаяния нужен Сам Бог как таковой.

Для начала опишем довольно типичную картину. В православный храм входит изысканно одетая женщина лет 30, подходит к свечной лавке и, едва сдерживая слезы, говорит свечнице: «Простите, у меня сын тяжело болен. Врачи ему помочь не могут. Кому можно свечи поставить, чтобы сын выздоровел?» Служительница, которая слышит подобное почти каждый день, рекомендует поставить свечи и помолиться Господу Иисусу Христу, Божией Матери, Ангелу-Хранителю, святителю Николаю Чудотворцу, а также святому, имя которого носит болящий. Несчастная мать покупает самые дорогие, самые толстые свечи и идёт к указанным иконам. Идёт, из последних сил надеясь, что Господь её вопль услышит и поможет…

Чудеса — это ли главное в нашей вере?

 «У последней черты мы вспоминаем о Боге…» — есть такое популярное в народе изречение. И правда, когда перепробованы все земные средства спасения — от болезни, от беды, от одиночества, от отчаяния, — перепробованы и не принесли результата, люди в последней надежде обращаются к Богу. Надеясь на чудо. Ведь они где-то от кого-то слышали, что Господь много раз посылал Свои чудеса верующим в Него.

Да, чудесные, сверхъестественные явления в Православной Церкви есть. Людей всегда интересовали и интересуют явления, выходящие за рамки их понимания, рамки логики, естественных законов бытия. Поэтому православные чудеса очень популярны в народе. Выходит масса книг о них, известные православные журналы и газеты пестрят случаями чудесной помощи по молитвам к святым.

Однако зададимся вопросом: а главное ли это в нашей вере? Да, для новоначальных, ищущих Бога людей порой — главное. Та же мать, впервые просящая Господа об исцелении своего сына в последней отчаянной надежде, вполне возможно, и получит просимое. Произойдёт настоящее чудо: мальчик исцелится. Но что потом? Обратится ли эта женщина к Богу с благодарностью, начнёт ли постепенное восхождение от неверия к вере, от безбожия к жизни со Христом?

Бог — не волшебник, не продавец за прилавком

Очень многие нехристиане, припёртые к стенке какой-то скорбью, видят в Боге некоего волшебника, чародея, Который по первому же зову готов совершить чудо и избавить от возникших проблем. Только для этого Его нужно «задобрить». Вот и носятся такие по храмам да монастырям, ставят у икон пудовые свечи, заказывают «килограммами» сорокоусты, молебны, поминание на Литургии, щедро жертвуют на церкви да на нищую братию. Такой вот «магазинный» подход ко Творцу. Я Тебе – свечи и сорокоусты, Ты мне – чудо.

К разочарованию многих, Господь не откликается на их просьбы и приношения. Чуда не происходит. Болезнь не отступает, проблемы остаются. Спроси любого священника, он, пожалуй, поведает о десятках выговорах Богу, которые он вынужден слушать от таких «потребителей духовных услуг»: «Почему Он мне не помог, ведь я так нуждаюсь в Его помощи? Я же всё сделал, чтобы Он помог…»

Да, Господь решает, подать Свою помощь или нет. Однако, как мне думается, Господь никогда не делает ничего просто так. Любое Его действие, любое проявление Его воли и Его милости в нашем мире имеет собой какую-то цель. Господь, видя сердце каждого человека, Один знает, что полезно для этого человека в перспективе жизни вечной. Он подаст и чудо, если увидит, что оно обратит человека к Нему, к Богу. Пусть не сразу, не сейчас, а позже, может, спустя годы, но обратит. Если же видно, что просящему нужно не спасение, не Небо, а только земля и земная реальность, решение каких-то сиюминутных земных проблем, чуда Бог может и не дать.

Многие неверующие люди поначалу приходят к Богу за чудесами, которые бы коснулись их жизни. Вроде всё правильно: мы ждём от Бога чуда. Однако задумывались ли мы над тем, чего Бог ждёт от нас? От нас, мне кажется, Бог тоже ждёт чуда. Чуда преображения нашей души, нашего естества, всей нашей жизни.

 Понятные «жертвы», Ветхий Завет и призыв Спасителя

Выше упоминался «магазинный» подход к Богу и Церкви: благ и чудес от Бога люди ждут в обмен на какие-то «понятные» им внешние жертвоприношения. Да это же типичный Ветхий Завет! В ветхозаветные времена иудеи тоже приносили Богу «понятные» жертвы — тельцов, агнцев, то есть животных. В эпоху Нового Завета Спаситель ради спасения людей принёс в жертву Себя. Себя! И на все грядущие времена Он показал всем нам, что нужно, чтобы приблизиться к Нему, стать Его чадами. Нужно принести Ему в жертву себя, то есть отдать Ему своё сердце. Нужны не внешние жертвоприношения, а внутренние!

Примерно так сказал об этом святой праведный Иоанн Кронштадтский: «Если ты сребролюбив, стань милостивым, если ты гневлив, стань кротким, если ты горделив, стань смиренным». Господь ждёт от нас, прежде всего, обращения к Нему, к Господу. А это обращение невозможно до тех пор, пока человек не поймёт, что он не таков, каким должен быть. Пока не осознает, что его сребролюбие, сластолюбие, его измены жене, его грубость и сквернословие, его немилосердие и жестокость, его презрение к бездомным и заключённым — это кислота, разъедающая его душу. Это — грех, который ранит его самого и отдаляет от Бога. И вот, когда человек увидит это в себе, когда, может быть, впервые в жизни, признает свою вину и своё окаянство, он, идя навстречу Богу, захочет измениться, исправиться.

 Дыхание духовной жизни

Тут хочется сказать одну очень важную мысль: если «потребитель духовных услуг» ищет от Бога чудес, знамений, откровений, то истинно верующий, то есть всем сердцем возлюбивший Христа, ищет Самого Бога. Если живущему только земным и нуждающемуся в решении только земных своих проблем нужен Бог-волшебник, Бог-податель чудес, то для вставшего на путь покаяния нужен Сам Бог как таковой. В Нём, в Боге, он ищет утешения и помощи в своем духовном делании. Человек начинает искать спасение, искать Царство Небесное, заключённое во Христе Иисусе. Начинает просить у Бога прежде всего его, Царство это, просить помощи в борьбе с самим собой, просить самое главное в человеческой жизни — видеть и выполнять волю Божию.

Артемий СЛЁЗКИН