Что будет дальше — покажет жизнь

Для Людмилы Серафимовны Седашкиной настало время попрощаться с родным коллективом.

За плечами — 48 лет работы, из них 33 года в должности заведующей отделением, которое расположено на улице Корчагина, 40.

Сказать добрые слова и поблагодарить за долголетний труд приехала Елена Большакова, главный врач ГБУЗС «ГБ №5 ЦОЗМиР». И благодарить есть за что.

Елена Большакова говорит: «Это уникальный врач. Тридцать три года проработать в должности заведующей отделением очень не просто и при этом создать коллектив, который работает как единое целое и никто его не хочет покидать».

За свою работу Людмила Серафимовна награждена медалью Н. И. Пирогова, её фотография висела на доске почёта Гагаринского района. В 2018 году стала победителем в номинации «Лучший педиатр года» Всероссийского конкурса «Лучший врач года». Об уровне конкурса можно судить по составу конкурсной комиссии, куда входят специалисты Минздрава РФ во главе с Татьяной Голиковой, представители Государственной Думы и Совета Федерации, академики РАМН, руководители ведущих НИИ, члены общественных организаций.

Людмила Серафимовна все годы работы была не только руководителем отделения, но и хорошим наставником. Молодые врачи очень многому учились, работая рядом с таким замечательным доктором.

В 1972 году Людмила Седашкина окончила Львовский медицинский институт с красным дипломом. Но ещё до того, как выпустилась из вуза, вышла замуж за курсанта севастопольского военного училища — так судьба и привела в наш город. 1 марта 1973 года пришла работать участковым врачом в детскую поликлинику на проспекте Генерала Острякова, 37.

«Мой послужной список очень маленький: в поликлинике на проспекте Генерала Острякова я проработала не больше пяти лет, меня заметили и назначили районным педиатром Нахимовского района. В этой должности я проработала три года и ушла в декрет с сыном. Дочка у меня уже была. Пока подрастал сын, мы поменяли квартиру, переехали на «Лётчики», и я вышла работать во вторую детскую поликлинику на улице Юмашева участковым врачом. Проработала не больше года, и 1 октября 1988 года меня назначили заведующей отделением, которое расположено на улице Корчагина, 40. Здесь и проработала 33 года.

Когда я только пришла в нашу поликлинику, она действовала как филиал поликлиники на Юмашева. Это был большой филиал. Здесь работали лаборатория, своя автоклавная, кабинет физиотерапии, все специалисты. Это был самый большой филиал. Сегодня это третье отделение второй детской поликлиники. Всего отделений четыре, наше по-прежнему самое большое. Вся жизнь моя прошла здесь».

Когда мы заговорили про те трудности, которые преодолевал Севастополь в разные годы, стало понятно, что Людмила Седашкина их просто не замечала. Её не смущали невыплаты и задержки по зарплате, не оставили в памяти особого следа ни нищета, ни изобилие прилавков, — но волновала нехватка врачей педиатров. Она говорит:

«У нас всегда была недоукомплектованность. Всегда! Участковых педиатров было максимум 60% от необходимой численности. Сегодня тоже есть нехватка врачей, но это в том числе из-за того, что очень тяжело работать. Раньше у нас на участке было до 800 детей, из них 40 в возрасте до года. Сейчас 1200-1300 детей. Работать тяжело. Подъезды закрыты, родители сложные, требовательные. Молодежь несдержанная. Мы другое поколение, мы были более покладистые, более терпимые, мы были хорошие профессионалы и любили своё дело.

Я так и воспитывала тех, кто работал у нас. Нельзя не любить свою работу, нельзя идти на вызов и с порога говорить — зачем вы меня вызвали? Сначала убедись, что ребёнок болен, осмотри. Если действительно в таком состоянии можно было самостоятельно прийти в поликлинику и вызов был напрасным, скажи об этом, когда будешь уходить. Никогда не надо с порога мамам выговаривать, что она не права. Я учила любить свою профессию, и, возможно, за это мне судьба давала замечательных врачей и медицинских сестёр в наше отделение. И подтверждением тому служит тот факт, что все наши сотрудники очень долго работают в отделении.

Врачи нашей поликлиники лечат детей на десяти участках. Среди них нет врачей, которые начинали вместе со мной. Пришла смена. Но есть костяк, с которым работала больше 30 лет, — это сестра-хозяйка, регистратор, старшая медицинская сестра, сотрудники физиотерапевтического кабинета. Есть в участковой службе медсёстры, которые по тридцать лет со мной работают».

На заре становления Людмилы Седашкиной в профессии многое было иначе. Например, она поделилась своими наблюдениями за тем, как реагировали мамы на назначения врачей

«Они более уважительно и с большим доверием относились к нам, медикам. По сей день приятно видеть то поколение, у которого и дети выросли, и внуки уже довольно взрослые. С радостью здороваются при встрече. Столько позитива от них, столько слов благодарности за те далекие времена, когда спасали их детей. Люди с благодарностью воспринимали наш труд, проявляли уважение к медикам.

Сейчас этого нет. Родители требуют, знают свои права, но не знают своих обязанностей. Так не должно быть. Если ты что-то требуешь, то подумай, что ты тоже что-то обязан делать: выслушать доктора, уважительно отнестись к его словам, выполнить всё, что он говорит.

У нынешних молодых родителей другое отношение к жизни. Сегодня врач делает назначение, мама тут же начинает возражать. Например — зачем вы назначили антибиотик? Зачем эту микстуру назначили? Раньше мамы слушали врача беспрекословно. Раз врач назначил, значит так и нужно сделать. Я всегда мамам говорю такую фразу: «Вы в каком году медицинский институт окончили?» Ответ: «Я не оканчивала». Так почему же вы мне диктуете, как лечить вашего ребенка? Вы меня вызвали или вы ко мне пришли — значит должны мне доверять.

Но и врач должен уметь разговаривать с родителями. Не молча дать рецепт, а объяснить, зачем это назначила.

Из нового, что у нас есть сегодня, — мы все работаем по протоколу. Я как врач старой закалки очень всё это приемлю, но никогда не исключаю, что кроме стандартов и протоколов есть индивидуальный подход к ребенку. У него может быть непереносимость некоторых лекарственных веществ. Есть стадия такая, когда именно то, что прописано в протоколе, в данный момент неприемлемо. Поэтому нужно опираться на протокол, но помнить об индивидуальных особенностях каждого ребёнка, тогда он будет быстро выздоравливать.

Родители верят тем врачам, которые небезразлично относятся к детям.

Сложность работы педиатра ещё и в том, что у нас есть ребёнок, к нему прилагается мама, а ещё у нас есть бабушки. Но со всем можно справиться, если любить свою профессию. Большое счастье видеть детей здоровыми».

На вопрос, что было очень сложным, что больше всего запомнилось, Людмила Серафимовна говорит:

«Мне есть чем гордиться, за плечами очень много хорошего, сделанного на благо здоровья детей, но есть и один случай, когда на меня написали жалобу.

Жаловались, что несвоевременно поставлен диагноз, хотя я и настояла на том, чтобы ребёнка положили в стационар. Мама его там не оставила. На 50% её вина. Нужно было оставить под наблюдением, потому что не сразу проявился окончательный диагноз. К счастью, нашего пациента всё-таки вовремя прооперировали. Всё прошло хорошо. Это была кишечная непроходимость.

Случай этот очень подробно разбирался, вины моей не было, но рассказываю это для того, чтобы сказать молодым врачам, что никогда нельзя упускать ребёнка из виду больше, чем на сутки. У меленького ребёнка могут очень быстро произойти любые изменения. Если бы я всё предельно ясно не рассказала маме, как нужно действовать, могли бы вырезать часть кишечника и ребёнок остался бы инвалидом, а я потом бы себя корила всю жизнь.

У врачей всё-таки бывают скелеты в шкафу. Но работать надо так, чтобы в случае, когда окончательный диагноз не поставлен, ребёнок оставался в поле зрения врача. Есть вопросы — лучше перестраховаться.

В нашу поликлинику за последние три года пришли молодые специалисты, очень хорошие, грамотные. Но терпению ещё нужно учиться, и когда пять вызовов в день, и когда десять — нужно терпеливо работать. Сегодня, провожая меня на пенсию, они ко мне подходили и благодарили за то, что я их учила, настраивала на работу, делилась опытом, как надо относиться к детям, к мамам, как вести документацию.

Мне в следующем году исполнится 75 лет, я бы осталась ещё поработать, но уже в другом качестве, например, как консультант, как наставник, но семейные обстоятельства не позволяют это сделать. Всё произошло неожиданно, очень быстро пришлось принимать решение и уходить. А что будет дальше — жизнь покажет».

Читайте также: В больнице важен любой труд

Беседовала Елена МАРКИНА