Благотворительность и реклама. Как Севастополь отмечал праздники Рождества Христова и Новый год

А на Новый 1896 год в Севастополе было тихо и безветренно. Слегка морозило. Лениво, медленно, точно в полусне, падали с неба лёгкие снежинки…

«24 декабря, пяток, 25 суббота, 26 воскресенье, 27 понедельник, 28 вторник, 29 среда, 30 четверток, 31 пятница, дни каникулярные для праздника Рождества Христова, а 1 января суббота Новый год, 2 воскресенье присутствия не было, а 3 числа понедельник. В присутствие Таврического губернского правительства прибыли господа пополуночи в 8-м часу…»

Вот так в протоколе заседания высшего органа власти Таврической губернии — губернском правительстве были обнаружены сведения с упоминанием о рождественских и новогодних праздниках в 1821 году. И не более.

Далее в заседании решались вопросы об ахтиарском дезертире, о попечителях имения умершего генерал-майора, о должниках купцов, об утверждении членов Севастопольского городового магистрата и городской думы и проч.

Светские новости появились, лишь когда стали издаваться газеты.

Несмотря на то, что с 1837 года издавались «Таврические губернские ведомости», светскую хронику там не печатали, в большей степени размещались официальные документы и объявления.

И лишь в конце 1880 года в Симферополе стала выходить газета «Таврида», и в декабрьских номерах появились объявления о проведении маскарадных новогодних вечеров, где дамам предписывалось снять маски только «с 1 часа по полуночи», а вечер предполагалось закончить в 5 часов пополуночи (сейчас мы бы сказали, что в 5 часов утра).

С октября 1882 года в нашем городе стала издаваться газета «Севастопольский справочный листок». И уже из предновогодних номеров мы узнаём, что в аптекарском и косметическом магазине Холевинского к празднику получены «для ёлок парафиновые свечи, к ним подсвечники и зажигательные нитки».

Вообще рекламе, которая печаталась в дореволюционных предновогодних газетах, можно посвящать отдельный материал. Она была очень разнообразная, с картинками и без, текстовая и в стихах, о выставке-продаже ёлочных украшений, о швейцарском шоколаде, свежей икре и дичи.

Пожалуй, одну стихотворную рекламу мы приведём полностью:

Ради праздника Христова

Магазин Н. К. Дьякова

Посетить не худо.

Есть в подборе превосходной

И по ценам очень сходным

Ванны и посуда.

Для подарков есть предметы:

Этажерки, кабареты,

Для цветов вазоны,

Есть фигурки, безделушки,

Есть различные игрушки,

Для духов флаконы.

Чудный выбор мельхиора

И фаянса, и фарфора —

Дёшево и модно.

Говорю без самохвальства:

Всё найдёте для хозяйства,

Что душе угодно.

А как приятно быть награждённым к празднику! Посещение императором Качинской авиационной школы в декабре 1913 года совпало с награждением членов строительной комиссии по постройке зданий для офицерской школы. Помимо военнослужащих, награждённых орденами св. Анны и св. Станислава, орденом св. Анны 3 ст. был награждён архитектор-строитель В. А. Чистов, орденом св. Станислава 2 ст. — севастопольский купец, купеческий староста, гласный городской думы И. Г. Фальченко, золотыми часами с цепями — профессор электрического института в Петербурге П. Овсянников. За обеспечение безопасного проезда императорской семьи по железной дороге начальник севастопольской станции К. Савицкий получил в награду перстень с камнями, а помощник начальника — золотые часы с государственным гербом. Серебряные часы и денежные награды получили многие служащие железной дороги.

Праздники всегда были связаны с активной благотворительностью. Севастопольцы зачастую через газету узнавали, кому и где сделать пожертвования.

Например, в одном из номеров «Крымского вестника» было опубликовано следующее объявление: «Вниманию добрых людей. Правление Севастопольского общества попечения о призрении мальчиков-сирот, предполагая устроить 6 января в здании приюта ёлку не только для своих питомцев, но по возможности и для тех несчастных обездоленных детишек, которыми так часто изобилуют окраины нашего города, — обращается к милосердию обеспеченных людей и убедительно просят их оказать посильную помощь этому симпатичному делу. Помогите порадовать бедную детвору». И дан адрес, куда обращаться с пожертвованиями.

И люди приходили. Приносили вещи, игрушки, конфеты, пирожные, деньги. Кто-то смог пожертвовать только 10 коп., а некоторые 10 руб. Владелец кожевенного завода и колбасно-гастрономического магазина Неофит передал колбасу и сало, Харченко, владелец фабрики, выпускавшей мыло «Кил», — ёлочные украшения.

Как правило, о жертвователях также сообщали в прессе. «Поступили пожертвования в пользу ёлки для бедных детей г. Севастополя», которая проводилась в первый день Рождества Христова в Народном доме: часть сбора от спектакля, устроенного госпожой Пресняковой, — 90 руб., от Шуры и Ксюши Вейзен — кукла и 2 руб., от магазина Танатар — 6 тёплых платков, от госпожи Ушаковой — 150 золочёных орехов и т. д.

После праздников печатались отчёты и указывались все расходы. Организаторы указывали, что купили ёлку, подарки, заплатили наряду полиции, оркестру, за уборку зала, дали на чай служителям. И как тут не защемит сердце, когда читаешь, что Лене, Васе и Мите Кольченко подарили сапоги, Васе и Гаврюше Шуриковым — пальто, а жене утонувшего рыбака Кольченко — 3 рубля…

Херсонесский монастырь к Рождеству закупил для братии «кожевенного товара для сапог, 4 пуда подошвы, 2 пуда стелек и 36 пар сапог двухшовных» на сумму 220 рублей.

Справедливости ради следует отметить, что и на флоте перед праздником Главный командир Черноморского флота своим приказом выделял средства для пособий наиболее нуждающимся офицерам.

Наряду с роскошной ёлкой, устраиваемой в Морском собрании для детей, где их угощали изысканными десертами и раздавали дорогие подарки, для простых людей ёлка устраивалась в Народном доме. Праздник встречали по-разному: «Богач в палате золочёной, бедняк в лачужке закопчённой».

В первом номере «Крымского вестника» 1 января 1903 года был опубликован необычный юмористический «Новогодний Севастопольский указатель» с фамилиями наиболее известных севастопольцев и даны краткие характеристики. Приведу несколько фамилий:

Крутиков Г. П. — брандмейстер городского пожарного обоза. Несмотря на своё бесспорное искусство в тушении пожаров, не может спасти ни одного севастопольского торговца от прогара;

Данилов А. П. — агент многочисленных страховых обществ: от градобития, огня, жизни, краж, но только не от безденежья;

Цветов Н. О. — бухгалтер городской управы. Искусно балансирует цифрами городских доходов и расходов и вечно причиняет бюджетной комиссии неприятности своими скорбными сообщениями о состоянии городской кассы;

Максимов А. А. — городской голова. Создаёт многочисленные строительные проекты, которые выполнить не трудно, если бы городская касса не трещала.

И в заключение о погоде.

Как правило, погода портилась на Крещение.

Например, 19 и 20 января 1896 года свирепствовала страшная вьюга. Порывом ветра снесло на базаре крышу с магазина Койчу и отнесло на городские ряды, были испорчены многие телеграфные линии, вследствие чего телеграммы пришли с большим опозданием. На Северной стороне разорвало цепь, которой была прикреплена 8-вёсельная лодка. Её выбросило на берег, разломало киль, пробило бок, на дне лодки образовались трещины.

Но всё это было потом.

А на Новый год было тихо и безветренно. Слегка морозило. Лениво, медленно, точно в полусне, падали с неба лёгкие снежинки.

Город встречал Новый год!

Наталия ТЕРЕЩУК, историк-архивист