Армяно-григорианская церковь

Армяно-григорианская церковь в Севастополе находилась на улице Чесменской. Её открытие состоялось 16 ноября 1908 года, о чём сообщила своим читателям газета «Крымский вестник».

Казалось бы, всё просто и понятно. Но возникает вопрос: а до этого времени где молилось армянское население Севастополя?

Стоит упомянуть о том, что если в 1867 году армян-григорианцев в Севастополе насчитывалось всего 23 человека (14 мужчин и 9 женщин), что составляло 0,2% от общего количества жителей, то в 1909 году в Севастополе уже проживало 1373 армянина-григорианца (армяне-католики учитывались вместе с католиками).

Исследовательская работа по этому вопросу принесла пока скромные отрывочные сведения. 4 ноября 1907 года «Крымский вестник» сообщил своим читателям благую весть: в Севастополь из Евпатории переезжает армяно-григорианский священник С. Эреванцьянц (С. Ереванцянц). Отец Саркис отдал служению церкви 38 лет и скончался в Севастополе 19 января 1915 года в возрасте 76 лет.

Мкртич I Хримян

В этот же день, 4 ноября, на Чесменской улице, в доме Авдиева, в присутствии многих молящихся С. Эреванцьянц отслужил панихиду по усопшему католикосу всех армян-григорианцев Мкртичу Ι. Великий армянский религиозный и общественный деятель, Патриарх армян Константинополя, католикос всех армян, защитник армянских интересов скончался в возрасте 87 лет 29 октября 1907 года.

Из обнаруженных сведений можно сделать вывод, что дом, принадлежащий Авдиеву, использовался как молитвенный дом армян-григорианцев. При этом доме существовала школа, в которой обучались 10 бедных армянских детей. В начале 1908 года на собрании прихожан молитвенного дома был утверждён проект устава благотворительного общества для помощи бедным армянам, поданный на утверждение городским властям.

В молитвенном доме не было алтаря, и мысль о его создании уже давно зрела и у священника, и у общины, и у ктитора молитвенного дома А. И. Каракаша. В результате их усилий заветная мысль осуществилась. 16 ноября 1908 года в молитвенном доме состоялось освящение алтаря во имя св. Анны.

Чин освящения совершил глава Кишинёвской армяно-григорианской консистории архиепископ Нерсес Бархударьян совместно с архимандритом Леоном и старокрымским викарием Егише Мурадьяном. На торжество из Симферополя приехал хор из 35 человек, присутствовали чиновники, полицеймейстер, городской голова, члены городской управы. Один из попечителей, П. М. Драгунов, принёс в дар большой церковный бархатный занавес, а госпожа Ованесова — облачение на престол, освящённое сразу же, в начале богослужения. Писали, что алтарь очень красив и прост, «его бледно-голубой фон чрезвычайно гармонирует с лепными украшениями и ценной живописью».

Таким образом, молитвенный дом превратился в церковь.

25 августа 1908 года армяно-григорианская община праздновала в своём храме престольный праздник. На торжество приехал симферопольский священник О. Налбандян. Община благодарила госпожу Авдееву, на чьи средства был сооружён храм. И возникает очередной вопрос. Дом на Чесменской улице принадлежал Авдиеву, средства на храм, а по-видимому, на алтарь, пожертвованы Авдеевой. Ошибка в написании фамилии? Супруги ли они? Или это совершенно разные люди? За этот период выявлены сведения только об Авдеевой Анне Викторовне, проживающей на улице Михайловской, 60. Но имеет ли она отношение к храму? Все это ещё предстоит выяснить.

Здание армяно-григорианской церкви было каменным, одноэтажным, с подвальным помещением, одноглавое, с колокольней. «Дом без рисунков, имеется небольшая передняя. Внутри здания стены выкрашены масляной краской. Всего имеет 7 окон и 3 дверей. Пол покрашен красным, потолок побелен, имеет 1 купол и 1 колокол, крыша покрыта цинковым железом, здание прочное». Наружные размеры здания: длина — 26 ½ аршина, ширина 11 аршин, высота — 5 аршин. Во дворе церкви находился принадлежащий ей трёхэтажный дом, имеющий 3 квартиры с электрическим освещением. Во дворе имелись один сарай и каменная прачечная. Помещение, где проходили богослужения, занимало площадь 123 кв. м, отапливалось двумя печами, по периметру зала имелась стеклянная галерея.

Так примерно могла выглядеть армянская церковь. Фотографии церкви отсутствуют

Все эти сведения удалось установить по учётной карточке «армяно-григорианского молитвенного дома», которая была составлена в 1922 году, когда регистрировалась религиозная община и 18 ноября заключался договор с органами местной власти на пользование зданием. Несколько ранее, 23 февраля 1922 года, был издан Декрет ВЦИК РСФСР «Об изъятии церковных ценностей». Это было связано с помощью голодающим, но некоторые историки утверждают, что направлено на раскол в церкви и ознаменовало начало антирелигиозной работы. Сейчас мы не будем вступать в полемику по этому вопросу, а лишь упомянем, что в соответствии с этим декретом из храма были изъяты серебряные вещи: 2 ризы с икон, крест среднего размера и 4 венчика «с голов».

Настоятелем храма был протоиерей Ваган Манукович Мамиконян (Мамиконьянц), приехавший в Севастополь в 1921 году. Согласно анкете, составленной в 1924 году, он родился в 1860 году в Эриванской губернии, сословная принадлежность — из крестьян, женат, в семье три человека. По его сведениям, в 1922 году насчитывалось 540 прихожан. Но уже в 1923 году В. М. Мамиконян и церковные попечители, подавая в церковный стол сведения о прихожанах, указали 32 человека и объяснили, что «фактически постоянных прихожан мало». В 1923 году община армяно-григорианского молитвенного дома докладывала в церковный стол, что богослужения в молитвенном доме проходят редко, только в торжественные дни, при участии случайных певчих, в храме нет ни дьякона, ни псаломщика, ни даже церковного сторожа. Община не имела средств на их содержание.

В 1927 году церковный доход, состоящий из добровольных пожертвований, продажи свечей, кружечного сбора и за плату за обряды составил 474 руб. 30 коп. Они тратились на небольшое жалование священнику, страховку, на покупку свечей, мелкий ремонт храма, на приобретение угля, муки и другие мелкие расходы.

Дом, который находился во дворе церкви, был муниципализирован. Несмотря на тяжёлое материальное положение, община в 1928 году отремонтировала в нём крышу, но требовался ремонт окон, дверей, покраска. Всё это нашло отражение в акте смотра представителями коммунхоза в 1929 году. Они отмечали, что за домовладение ответственна армянская община в лице смотрителя Гарбацун, а также то, что «строение для дальнейшего использования по своему назначению пригодно для жилья». В акте также отмечалось, что «церковь около года никак не используется и закрыта».

К этому времени настоятель храма Ваган Манукович Мамиконян вместе с женой Сарой Георгиевной были лишены избирательных прав. Прошение о пересмотре дела 18 мая 1930 года было отклонено. Учитывая, что в этот период Черноморский флот пополнился новыми кораблями и в Севастополь прибыло много военнослужащих, из города выселяли лиц, лишённых избирательных прав. Предваряя своё выселение, В. М. Мамиконян с супругой выехали в город Ленинград к своему сыну-врачу, на чьём иждивении они находились.

В июне 1929 года в стол религиозных культов поступило заявление от армян с просьбой о ликвидации их церкви. По этому заявлению в Президиум горсовета административным отделом были подготовлены документы о ликвидации армяно-григорианской церкви. В докладной записке указывалось, что посещаемость церкви снизилась, богослужения проводятся очень редко, «часть верующих в числе 20-25 человек ещё пока держались за свою церковь, которые все являются исключительно бывшие торговцы, рабочая же масса от церкви совершенно отошла».

Армяне ходатайствовали о передаче здания под детский дом детей-армян. 31 января 1930 года на заседании правления Севастопольского армянского общества «Взаимопомощь» было решено ходатайствовать перед горсоветом о передаче здания армянской колонии «для обслуживания культурно-просветительных нужд».

25 февраля 1930 года Президиум КрымЦИКа своим постановлением окончательно ликвидировал армяно-григорианскую церковь в Севастополе.

9 марта 1930 года представители органов власти произвели обследование имущества, подлежащего передаче в Госфонд.

Передаче подлежали: 1 старый шкаф стоимостью 8 руб. 50 коп., 3 ветхих венских стула — 4 руб. 50 коп., две медные люстры: большая и малая, по цене 20 и 5 руб. соответственно и пр.

Но были переданы и более ценные вещи: серебряные чаша и тарелочка, два серебряных креста, бронзовый колокол. Государству было передано 90 предметов, серебра насчитывалось 1 кг 212 г, бронзы (колокол) — 69,5 кг. Всего на сумму 423 руб. 96 коп.

В 1938 году здание находилось в ведении городского отдела народного образования. В годы Великой Отечественной войны было разрушено.

А в 1955 году месту, где находилась церковь, был присвоен новый адрес — улица Советская, 14.

Читайте по теме: Севастопольская лютеранская церковь

Наталия ТЕРЕЩУК, историк-архивист