Городской голова Иван Красильников

Потомственный почётный гражданин, севастопольский купец 1-й гильдии Иван Максимович Красильников продолжил семейную традицию в сфере городского управления.

Насколько он был успешным управленцем, свидетельствует тот факт, что городское общество четырежды избирало его городским головой: в 1851, 1854, 1857, 1860 годах.

Ещё в начале 1850-х годов вместе с братом Алексеем Максимовичем Красильниковым оказал «немалое содействие» настоятелю Херсонесской киновии игумену Василию в строительстве храма во имя равноапостольной княгини Ольги. Братьев называли первыми храмоздателями киновии, оба приняли звание попечителей Крымского пустынножительства.

В 1853 году Иван Красильников принял участие в торгах, объявленных на строительство «на сооружение вчерне» храма во имя св. равноапостольного князя Владимира на Городском холме. Оказалось, что объявленная им цена 85 715 руб. серебром самая низкая, и он был утверждён подрядчиком на эту работу. Должность городского головы им была временно оставлена, и городскими делами занимались его заместители.

Помимо строительства Владимирского собора, Иван Красильников являлся подрядчиком реконструкции Адмиралтейского Николаевского собора. Работать на двух таких крупных объектах было непросто. Комиссия по сооружению храма св. Владимира в 1853 году уведомила подрядчика, что следует приступать к заготовке материала и «при первой удобной погоде» — к работам по рытью рвов для фундамента. Через несколько месяцев хозяйственный комитет Южного округа известил И. Красильникова, что 15 июля 1853 года купцом Скворцовым будет доставлен иконостас для Адмиралтейского собора и все внутренние работы должны быть к этому времени окончены. Так как внутри собора работали всего 15 штукатуров, комитет рекомендовал увеличить их количество до 30, а также закончить кровельные работы, для чего надо было закупить недостающие 300 листов белого железа, а также листовой свинец на покрытие карнизов, подоконников и пр. И. Красильников сообщил, что листовой свинец подорожал вдвое, и просил разрешения закупить кровельное листовое железно и покрасить его. Кроме того, предложил заменить утверждённые сметой сосновые ступени перед алтарём на шлифованные из балаклавского мрамора. Комитет разрешил.

Несмотря на активную работу, до начала Крымской войны реконструкция Адмиралтейского собора не была окончена. В период обороны Севастополя службы проходили в Михайловской церкви, а колокол, предположительно приготовленный для Адмиралтейского собора, был увезён французами в Париж, находился в соборе Notre-Dam de Paris и в 1913 году возвращён в Херсонесский монастырь.

Биографических сведений об Иване Красильникове очень мало. Неизвестна его дата рождения и смерти. В метрической книге Адмиралтейской Николаевской церкви имеется запись о его венчании 3 мая 1825 года с дочерью умершего купца Акима Сергеева девицей Александрой. Супруга умерла 2 декабря 1852 года в возрасте 42 лет. В семье было 9 детей: 4 сына и 5 дочерей. Последняя дочь, названная редким для того времени именем Лариса, родилась 19 марта 1846 года.

Пока городской голова был занят подрядными делами, городская дума решала насущные вопросы. По примеру города Николаева она решила отдать в откупное содержание продажу кваса, кислых щей, сбитня и мороженого. До 1851 года эту продажу осуществлял севастопольский купец 3-й гильдии Яков Долголенко за 225 руб. серебром в год — это акцизная цена в пользу города. На будущий год он продолжил продажу. Красильников подписал документы о том, что Я. Долголенко будет производить продажу на рынке, на Корабельной и Северной стороне. Вся продукция должна быть приготовлена «из свежих припасов», посуда содержаться в чистоте, «чтобы не только мухи, но никакая нечистота не заводилась во вред народного здоровья». В противном случае купец будет подвергнут штрафу: в первый раз 3 руб., во второй 10 руб., а в третий — дело передаётся в суд.

На следующий 1852 год на торги и переторжку явились уже три претендента. Победил торгующий в Севастополе на правах купца 3-й гильдии Иван Лисенко, который предложил городу за откупное содержание 295 руб. Все подобные вопросы согласовывались с военным губернатором Севастополя, после чего заключался контракт.

Начавшаяся война нарушила мирную жизнь города. 349 дней его жители оказывали посильную помощь защитникам. Передавали свои дома под госпитали и перевязочные пункты, покупали медикаменты, жертвовали средства. Война не пощадила город, он был полностью разрушен. Ущерб был нанесён колоссальный.

Церковь св. Архистратига Михаила (Михайловский собор). В 1857 году его восстановление финансировал почетный гражданин Иван Красильников

После окончания Крымской войны Севастополь приступил к своему небыстрому восстановлению. В 1857 году в «Таврических губернских ведомостях» была опубликована форма прошения и пояснения Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора о том, что жители города, не принадлежащие к морскому и военно-сухопутному ведомству, могут подать документы за потерянное в войну имущество и получить пособие. За каждый 1 руб. ущерба правительство выплачивало 57 коп. Городской голова Иван Максимович Красильников в 1859 году получил от «Комитета, учреждённого в Севастополе о приведении в известность потерь, понесённых жителями Севастополя в минувшую войну» пособие в сумме 32 902 руб. 42 коп. серебром.

Многие жители, выехавшие из осаждённого города, долго ещё не возвращались обратно, и городские власти были обеспокоены разорёнными домами и пустопорожними местами. Через газету они обращались к владельцам, чтобы они определились со своими имениями в 6-месячный срок, в противном случае специальная комиссия приступит к оценке и продаже их с аукциона.

Нередко печатались объявления, подобные этому: «В Севастопольский городовой сиротский суд вызываются наследники умершего доказывающего дворянство Ивана Афанасьевича Киркопуло с доказательствами на право наследования, оставшегося после смерти покойного имением, состоящего города Севастополя 1-й части Артиллерийской слободке, заключавшегося в трёх каменного строения домах с прочими при них пристройками, ныне разрушенных неприятельскими выстрелами, стоимость которым была определена по оценке в 3 700 руб., наличном капитале 2175 р. 50 к. и капитале, находящемся у разных лиц по заёмным письмам и распискам 4875 р. 6 ½ коп. сер., причём также вызываются кредиторы и должники покойного Киркопуло с долговыми документами. Апреля 2 дня 1857 года».

Несмотря на то, что при бомбардировании Севастополя были разрушены все присутственные места, городская дума и магистрат продолжали свою деятельность. Дума просила граждан Севастополя представить документы с доказательствами о пожертвованиях для получения бронзовой медали в память войны 1853–1856 гг.

Магистрат рассматривал не только различные имущественные дела, но и решал вопросы о представлении к награждению севастопольских купцов, принимавших участие в обороне города. Гражданские лица, «которые отличились приношениями на издержки войны», награждались медалью из тёмной бронзы на Анненской ленте. Медалью на Георгиевской ленте в петлице награждались гражданские чиновники всех ведомств, находившиеся в период обороны «по делам службы». В соответствии с утверждённым императором положением выборным чиновникам каждый месяц службы приравнивался к году. Соответственно, они получали право ношения мундира в отставке, который в прежние времена давался за выслугу три трёхлетия.

Разрушенная Петропавловская церковь

Закончить материал хочется ещё одной хорошей инициативой Ивана Максимовича Красильникова.

Он первый поставил свою подпись под ходатайством к и. д. военного губернатора контр-адмиралу П. М. Вукотичу о разрешении построить на добровольные пожертвования каменную церковь на Большой Морской улице, на подворье Балаклавского монастыря, в связи с тем, что Петропавловская церковь на городском холме была сильно разрушена. Из-за того, что церковь постоянно находилась под обстрелом, в неё ни разу не приглашались великие князья — они посещали Михайловскую церковь.

На вопрос благочинного и настоятеля церкви магистра богословия А. Лебединцева одному из офицеров, не целятся ли специально в церковь, тот ответил, будто бы слышал от другого офицера, что кто-то передал неприятелям, что в церквах наших находятся порох и снаряды, «а потому будто бы выстрелы неприятельские имеют такое направление».

В 1858 году Петропавловская церковь на Большой Морской улице была построена.

Читайте также: Городской голова Алексей Красильников

Наталия ТЕРЕЩУК, историк-архивист